Азербайджан
Баку
15:11

Армения
Ереван
15:11

Беларусь
Минск
14:11

Казахстан
Астана
17:11

Кыргызстан
Бишкек
17:11

Молдова
Кишинев
13:11

Россия
Москва
14:11

Таджикистан
Душанбе
16:11

Туркменистан
Ашхабад
16:11

Узбекистан
Ташкент
16:11

Украина
Киев
13:11

ГЛАВНОЕ МЕНЮ

Главная страница
Сайт Исполкома СНГ
Направления сотрудничества
О Содружестве
Органы СНГ
Выборы и референдумы
Информагентства стран СНГ
Наши партнеры
Контакты





Единый реестр правовых актов и других документов Содружества Независимых Государств

Реестр подписанных международных документов о межрегиональном и приграничном сотрудничестве государств – участников СНГ
Перечень конкурентноспособной продукции государств – участников СНГ


ПОИСК ПО САЙТУ
Всероссийский форум сельхозпроизводителей

 

Владимир Путин принял участие в пленарном заседании Всероссийского форума сельхозпроизводителей. Работа форума стартовала 11 марта в Краснодаре на площадке Кубанского государственного аграрного университета.

12 марта 2018 года

http://kremlin.ru/events/president/news/57035
 
Перед началом пленарного заседания глава государства осмотрел выставку инновационных разработок и технологических стартапов молодых учёных в сфере агропромышленного комплекса.

В рамках рабочей поездки в Краснодарский край Президент также ознакомилсяс работой Национального центра зерна имени П.П.Лукьяненко.

Кроме того, по завершении заседания Владимир Путин провёл рабочую встречу с врио губернатора Омской области Александром Бурковым. Обсуждались текущие вопросы социально-экономического развития региона, в частности проблематика в сфере оказания медицинских услуг населению.

* * *

Стенографический отчёт о пленарном заседании Всероссийского форума сельхозпроизводителей

В.Путин: Добрый день, уважаемые коллеги! Дорогие друзья!

Прежде всего хочу вас поблагодарить за приглашение на Всероссийский форум сельхозпроизводителей. Я действительно рад встретиться с теми, кто напряжённым, кропотливым трудом и в поле, и на фермах, предприятиях, в институтах развивает и укрепляет агропромышленный комплекс России, поставляет на прилавки наших магазинов качественные продукты питания, осваивает новые рынки сбыта за пределами нашей страны. Именно вашими усилиями – усилиями всех, кто трудится на селе, – российский АПК за последние годы кардинально изменился, стал глобально конкурентоспособным и высокотехнологичным, одним из драйверов роста всей российской экономики. Когда это вообще можно было представить? Говорю и сам своим ушам не верю.

Ещё совсем недавно, помните, как говорили о сельском хозяйстве. Теперь это, слава богу, в прошлом. Объём сельскохозяйственного производства в России растёт пять лет подряд начиная с 2013 года. При этом объём продукции животноводства растёт 13 лет подряд, хочу тоже на это обратить внимание. Сам посмотрел справки и хотел бы напомнить, этот рост наблюдается с 2005 года, а не только в условиях прикрытия наших внутренних рынков для ваших конкурентов в связи с известными событиями. С 2005 года постоянный рост наблюдается, в 2017 году рост составил 2,4 процента, а в целом за предыдущие четыре года свыше трёх – 3,4.

По сравнению с 2000 годом объём выпуска сельхозпродукции вырос почти в два раза. Кратно увеличилось производство зерновых, сахарной свёклы, тепличных овощей, скота, птицы, производство продуктов питания удвоилось. По уточнённым данным, вы тоже наверняка это знаете, урожай прошлого года – 135,4 миллиона. Это, конечно, удивительный результат, это ровно в два раза больше, чем в 2000 году.

Прекрасно помню этот 2000 год – 65,4 миллиона тонн. Помню, как радовался, что нам в принципе хватает закрыть свои потребности. Помню своё ощущение тогда. В голову не могло прийти, что мы так вырастем – 135,4 в прошлом году. По сравнению с 2000 годом сбор сахарной свёклы и подсолнечника в 2017 году вырос в три раза, сои и рапса – в 10 раз и так далее. Это просто замечательно. Вновь отмечу, сегодня Россия полностью обеспечивает себя по всем основным видам продовольствия.

При этом хочу подчеркнуть, формат нашей встречи позволяет говорить не только об успехах – разумеется, приятно и нужно об этом говорить, но что более важно, формат сегодняшней встречи даёт возможность обсудить задачи, которые стоят перед отраслью, определить шаги, которые необходимы для дальнейшего роста АПК, увеличения доходов людей, занятых в этой сфере, развития инфраструктуры сельских территорий.

На чем хотелось бы остановиться, заострить внимание. Первое. Необходимо постоянно повышать качество российской продукции, наращивать конкурентоспособность отечественных предприятий, в том числе на зарубежных рынках. Наши сельхозпредприятия способны решать такие задачи.

По сравнению с 2000 годом экспорт сельхозпродукции и продуктов питания вырос – страшно называть такую цифру – в 16 раз, просто удивительно. Сегодня он на треть превышает доходы от экспорта вооружений и военной техники. Помню, два года назад я говорил о том, что невероятно, но по объёму экспорта АПК сравнялся с экспортом вооружений. Сегодня он превышает на треть: 20,7 миллиарда – это экспортная выручка АПК, а ОПК – 15,6 миллиарда.

Ещё 20 лет назад наша страна активно закупала зерно за границей, а сегодня Россия является крупнейшим экспортёром пшеницы, первое место занимаем. Занимаем второе место в мире по поставкам зерновых в целом. Увеличивается экспорт сахара, растительного масла, свинины, мяса птицы.

Что важно? Что отрасль стала действительно привлекательной для инвестиций. Здесь создаются новые рабочие места. Миф о вечном депрессивном состоянии уже никому не интересен. Уверен, что уже в ближайшие годы Россия станет одним из лидеров глобального агропромышленного рынка.

Как вы, может быть, обратили внимание, я говорил в Послании, через четыре года мы планируем поставлять на мировые рынки больший объём продовольствия, чем ввозить в страну. То есть Россия станет нетто-экспортёром продовольствия. При этом должен вырасти экспорт мясной продукции, товаров высокого передела.

Для этого необходимы в том числе современная инфраструктура и агрологистика, расшивка узких мест на железнодорожном транспорте, рост мощностей морских портов, элеваторов, терминалов хранения продукции.

Ключевые направления – это Дальний Восток с его выходами на динамично развивающийся рынок АТР. Также будем развивать логистические узлы на Северо-Западе, в Азово-Черноморском бассейне, где пока сохраняются инфраструктурные ограничения.

Конечно, необходимо повышать эффективность инструментов поддержки экспортёров. Так, на фоне рекордного урожая прошлого года возникли сложности с хранением и транспортировкой зерновых. Чтобы помочь нашим аграриям, вы это хорошо знаете, мы установили льготные тарифы на перевозку зерна по железной дороге.

Эта мера оказалась весьма востребованной. Нужно продлить действие этого механизма, я уже об этом говорил, на следующие зерновые сезоны, уделив особое внимание логистике производителей Урала и Сибири, которые расположены далеко от морских портов.

И ещё в этой части. Спрос на экологически чистые и качественные продукты питания в мире устойчиво растёт. При этом ведущие страны предъявляют жёсткие требования по допуску товаров на свои рынки: продукция должна проходить сертификацию, поддерживаться декларациями соответствия.

Прошу наши надзорные органы и в первую очередь Россельхознадзор внимательно заниматься вопросами безопасности и качества отечественных продуктов, поставляемых за рубеж, и вместе с Российским экспортным центром оказывать всё необходимое содействие нашим производителям при выходе на новые рынки, защищать их (ваши) интересы. Уверен, в ходе форума прозвучат и другие предложения по поддержке сельхозэкспортёров. Мы обязательно их внимательно рассмотрим и проработаем.

Второе. Чтобы нарастить потенциал отечественного сельского хозяйства, нужно модернизировать действующее производство, стимулировать строительство новых современных предприятий, повышать самообеспеченность по отдельным товарным позициям, таким как говядина, молоко, тепличные овощи, пищевые ингредиенты и кормовые добавки.

В прошлом году более 40 процентов средств государственной поддержки, а это свыше 95 миллиардов рублей, направлено на инвестиции в молочное и мясное скотоводство, тепличное овощеводство и садоводство, в модернизацию техники и оборудования. При этом мы дали больше возможностей субъектам Федерации определять приоритеты поддержки отрасли, объединили 26 государственных субъектов в одну единую субсидию, что также позволило ускорить доведение средств до конечного получателя. Во всяком случае нам так кажется. Если это не так, прошу вас об этом сегодня сказать.

В прошлом году введён механизм льготного кредитования аграриев по ставке до пяти процентов. В результате за год объём инвестиционных кредитов сельхозпредприятиям вырос в три раза.

В то же время малые предприниматели говорят о трудностях при получении льготных кредитов. Уже говорил об этом и хочу ещё раз повторить, я прошу Правительство проанализировать эту ситуацию, посмотреть, какие решения здесь необходимо предложить.

Ещё одним ключевым направлением работы является развитие отечественной селекции и генетики. Это вопрос нашей продовольственной безопасности и независимости.

Сегодня здесь, в Краснодаре, удалось посетить один из таких исследовательских центров. Подчеркну, крайне важно обеспечить стратегическое партнёрство науки и бизнеса в сельском хозяйстве, дать ход перспективным достижения и научным изысканиям.

За последние два года поддержку государства получил 21 селекционный центр растениеводства и животноводства. В рамках федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства мы обязательно продолжим эту работу. У нас замечательные традиции и замечательные специалисты.

Третье. Как я говорил в Послании, будущее отечественного АПК, его перспективы связаны не только с развитием крупных агрохолдингов, хотя это очевидная вещь. Всё более заметную роль на внутреннем рынке должны играть и фермерские хозяйства. За 17 лет их доля в выпуске сельхозпродукции выросла в четыре раза. Это замечательный показатель, большой очень. А объём производства увеличился на порядок.

По сути, в России формируется целый класс фермеров, которые чётко знают, какая продукция нужна потребителю; знают, как работать на земле и как добиваться успеха. Энергию, инициативность таких людей обязательно нужно поддержать, максимально снимать все барьеры для выхода их продукции на рынок.

С помощью грантов за последние шесть лет созданы 18 000 фермерских хозяйств, поддержано 5000 семейных животноводческих ферм, 426 сельхозкооперативов. Мы будем и дальше создавать условия для роста занятости людей на селе, для повышения их доходов, решать вопросы обеспечения фермерских хозяйств землёй, доступными финансовыми ресурсами, повышать их экономическую устойчивость.

Я только что разговаривал с некоторыми коллегами, посещая селекционную станцию, и там фермеры ставили эти вопросы. Но что касается доступа к ресурсам, то договорились о том, что объединение, которое поддерживает малое и среднее предпринимательство, корпорация, под свои обязательства будет помогать фермерам брать соответствующие кредиты.

Остро стоит вопрос с землёй после изменения закона, в рамках которого предоставляется земля для фермеров. Как сейчас только мне сказали, пару лет назад было изъято положение, согласно которому земля предоставляется фермерам вне тендерных процедур в том случае, если нет других заявок от фермеров, или начинается тендер, если есть заявка другого фермера. Сделано это было потому, что были злоупотребления с использованием полученных сельхозземель.

Сейчас мы передвигались от предыдущей встречи сюда, в этот зал, договорились с Министром сельского хозяйства, у него такое поручение есть, мы вернёмся к норме, которая была зафиксирована в законе о выделении земли фермерам ранее. Мы вернём это положение. При этом должны будут быть внесены такие изменения, которые не позволят манипулировать получаемой землёй вне тендерных процедур, она должна использоваться исключительно по сельхозназначению. Вот эти элементы будут туда внесены дополнительно. Продумаем, как сделать так, чтобы здесь не было никаких манипуляций. Исхожу из того, что льготное предоставление земли фермерам вполне оправданно.

Конечно, важно поддержать кооперацию малых производителей, что позволит им эффективнее сотрудничать с торговыми сетями, снижать издержки и повышать качество своей продукции. При этом подчеркну, в развитии малых форм хозяйствования на селе, сельхозкооперации многое зависит от региональных властей. Рассчитываю, что они будут оказывать фермерским хозяйствам и сельхозкооперативам самое пристальное внимание и поддержку, в том числе защищать их от недобросовестной конкуренции со стороны крупных компаний, любых форм административного давления.

Четвёртое. Как уже говорил, мы должны повышать качество жизни людей в сельских территориях. Нам уже удалось многое сделать в рамках федеральной программы по развитию села. Она действует с 2003 года и, безусловно, будет продолжена.

Вместе с тем подчеркну, в развитии инфраструктуры, социальной сферы села нам нужно действительно набрать опережающие темпы. Речь идёт о шаговой доступности медицины в первичном звене здравоохранения, о строительстве и оснащении новым оборудованием сельских школ, домов культуры.

Будем повышать уровень газификации сел и их снабжение качественной питьевой водой: и то, и другое является очень важным. Хотя по первой позиции, по газификации, движение есть, и оно заметное. Будем делать это дальше обязательно.

И конечно, необходимо обеспечить более тесную интеграцию сельских территорий и общее экономическое и социальное пространство страны. Для этого нужно ускорить развитие сети телекоммуникаций, улучшить состояние местных и региональных автомобильных дорог, прежде всего, конечно, местных. Все это приоритеты системной работы на предстоящие годы.

Кстати говоря, посмотрел справку. О дорогах всё время говорим, особенно о местных. С января 2019 года показатели прогнозируются на уровне 50,6 процента, а к 1 января 2020 года – 52,6 процента, то есть по нормативам. Сейчас это 48,6 процента. Рост слишком маленький. Это, конечно, не предмет нашего сегодняшнего обсуждения, это нужно будет с Правительством отдельно говорить. Но рост на четыре процента: 48, 49, 50, 52 – маловато, просто мало. И здесь нам нужно будет с регионами отдельно это проработать – и с регионами, конечно, и с Правительством. Обратим на это дополнительно внимание обязательно.

Вновь подчеркну, нужно сделать жизнь на селе комфортной и привлекательной, запустить процесс постоянных изменений к лучшему, которые будут чувствовать люди, каждый человек. Только создав все необходимые условия для повышения качества жизни, самореализации людей, мы обеспечим устойчивое развитие российского села, его уверенное и процветающее будущее.

Уважаемые коллеги! Вопросы, которые поднимает форум сельхозпроизводителей, выходят за рамки отрасли и, без преувеличения, затрагивают жизнь всей страны. Для благополучия России, её уверенного движения вперёд очень важны ваш профессионализм, инициативность и стремление добиваться ещё больших результатов.

Хочу выразить вам и всем вашим коллегам благодарность за труд, любовь к родной земле, умение эффективно и ответственно вести своё дело.

Благодарю вас за внимание.

С.Брилёв: Владимир Владимирович, спасибо огромное, что Вы к нам присоединились. Я хотел Вам представить тех, кто вместе с нами сейчас на сцене.

Степан Лесничин прошёл Свободный университет Берлина. На самом деле он лучник, выращивает лук на границе Волгоградской и Астраханской областей и, ко всему прочему, является не только фермером, но и кооператором. Это в продолжение того, о чём Вы уже говорили.

Евгения Уваркина представляет свою любимую Липецкую область, это компания «Трио». Специализируется она на многом, вплоть до картошки. Но сегодня, забегая вперёд, мы с ней поговорим о молоке.

И Виктор Линник ‒ это глава «Мираторга», который стал уже синонимом слова «мясо» в России. К нему обязательно обратимся.

Я хотел перед Вами оправдаться. Наше с Вами предыдущее интервью касалось истории нелегальной разведки, а тут вдруг сельское хозяйство. Но мне кажется, что в нынешних условиях, когда наше сельское хозяйство добилось такого динамизма, во‑первых, не грех всем нам вспомнить, что 90 процентов из нас три-четыре поколения назад ‒ крестьяне, а во‑вторых, по‑моему, работа в политическом федеральном телеэфире сейчас предполагает хоть какое‑то, но погружение в эту замечательную, интересную отрасль.

В.Путин: О чём мы с Вами говорили последний раз?

С.Брилёв: Об истории нелегальной разведки, Владимир Владимирович.

В.Путин: Зачем нам разведка, если хлеба не будет?

С.Брилёв: О чём и речь.

В.Путин: Хлеб есть ‒ можно и разведкой позаниматься.

С.Брилёв: Сегодня есть. Сегодня и о масле.

Одна из самых зримых перемен ‒ это то, что за последние годы, на наших глазах мы от темы импортозамещения перешли на тему уже и экспорта российской сельхозпродукции. В данном случае, конечно, речь идёт о национальной экспортной стратегии. Я в этой связи как раз к Виктору Линнику хотел обратиться, чтобы он поделился с нами своим видением этой темы.

В.Линник: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники форума!

Абсолютно согласен, что за последние десять лет мы сделали рывок в производстве сельскохозяйственной продукции во многом благодаря совместной работе между государством и инвесторами.

Хочу добавить только к тому, что сказал Владимир Владимирович, что уровень потребления мяса на человека у нас вырос до 75 килограммов. Мясо стало более доступным. Как в физическом, так и экономическом смысле это, считаю, один из основных результатов совместной работы.

Доля импорта сократилась в 2017 году до значимой цифры ‒ менее 10 процентов. Было проинвестировано только в мясную отрасль более одного триллиона рублей, созданы современные предприятия, произведена модернизация отрасли, создан фундамент для дальнейшего развития и успешного увеличения производства сельскохозяйственной продукции.

Мы на самом деле в самом начале пути по экспорту мяса, но уже сейчас экспортируем мясо и продукцию из мяса более чем в 30 стран мира. Начали экспорт в Саудовскую Аравию, Кувейт, Бахрейн, Ирак, в основном это страны Персидского залива. В целом экспорт достиг, конечно же, рекордного результата: 21 миллиард долларов ‒ это больше, чем экспорт российского вооружения. Уверен, это только начало.

Результаты впечатляют, но останавливаться на достигнутом абсолютно точно нельзя. У России огромный потенциал с точки зрения роста как количества, так качества экспортируемой продукции и производства сельскохозяйственной продукции и мяса. Необходимо увеличить производство, повышать производительность, так как это позволит сделать экономическую и физическую доступность мяса для российского потребителя, а значит, изменит качество жизни россиян.

Хочу напомнить, что цена на мясо птицы в последние практически четыре года не менялась. На мясо свинины начиная с прошлого года и начало этого года цена снизилась на 25 процентов, то есть мясо стало значительно доступнее для российского потребителя.

Первая причина ‒ это развитие собственного эффективного, современного производства свинины. Нам всем важно понять, что экспорт ‒ это производная от сильного внутреннего производства. Будет это сильное внутреннее производство и конкуренция, тогда будет и экспорт.

Мы видим, что наши конкуренты давно уже не мыслят категориями насыщенности собственных рынков. Например, Канада производит меньше свинины, чем Россия, на 30 процентов, при этом экспортирует 70 процентов производимой в Канаде свинины.

В прошлом году рост сельского хозяйства Германии составил 5,7 процента, Соединённых Штатов ‒ 4 процента. То есть у нас нет времени на раскачку, нам надо делать очередной рывок.

Стратегически важна экспансия отечественной аграрной продукции на мировой рынок. У нас есть все возможности довести экспорт нашей сельскохозяйственной продукции к 2025 году к сумме, сейчас для нас она кажется фантастической, 40 миллиардов долларов.

Отдельно хочу сказать по поводу мяса. Владимир Владимирович, Вы абсолютно правильно сказали, для нас стратегически важно развивать экспорт и продукцию с добавленной стоимостью более высокого передела. В прошлом году мы экспортировали также рекордный объём ‒ 250 тысяч тонн.

На мой взгляд, это только начало пути. Считаю, что к 2025 году мы могли бы увеличить эту цифру кратно, в пять‒семь раз, и довести объём экспорта российского мяса на внешние рынки до 4‒5 миллиардов долларов. Для этого все условия в принципе созданы.

Также нельзя забывать, что на интересных нам рынках уже давно работают наши партнёры по ВТО: это США, Европейский союз, Бразилия. То есть нас там никто особо не ждёт, и предстоит серьёзная конкуренция. Очень важна, конечно же, Владимир Владимирович, Ваша поддержка и поддержка государства для получения доступа на рынки.

Яркий пример: совместно с Россельхознадзором мы потратили около трёх лет, для того чтобы получить доступ на рынок Саудовской Аравии, то есть на техническом уровне были проведены многократные переговоры.

Но финально после Вашей встречи с Королём Саудовской Аравии через два месяца мы получили доступ и сейчас начали поставки нашей российской говядины на рынок Саудовской Аравии, а это самый лучший рынок с точки зрения экономики и объёмов в странах Персидского залива. (Аплодисменты.)

В.Путин: Это аплодисменты в адрес Короля Саудовской Аравии. Спасибо ему большое. Я обязательно передам ему эти аплодисменты и Вашу благодарность.

В.Линник: С дисциплиной у них всё в порядке, Владимир Владимирович, это точно.

Следующий важный шаг для нас ‒ это, конечно же, доступ на рынки Китая, Японии, Южной Кореи, вообще Юго‑Восточной Азии. В этом регионе нет климатических и других возможностей для обеспечения себя нормальным качеством продуктов, это прекрасно все знают. Но китайский рынок для нас до сих пор закрыт. Надеюсь, что в этом году должны быть какие‑то в этой части подвижки.

Ещё раз повторюсь, что развитие экспорта можно только при сильном конкурентом внутреннем рынке и сильном производстве внутри России. Для этого надо усилить поддержку развития отрасли. То есть не надо заниматься поддержанием штанов, извините за сленг, надо использовать в дальнейшем инструменты развития отрасли. То есть увеличивать финансирование льготного кредитования инвестиционных кредитов, компенсация капитальных затрат, то, что позволяет создавать новое современное производство, то, что не создает ситуаций, когда мы можем консервировать неэффективность. У нас достаточно много ещё несовременных предприятий, хотя база заложена.

Важно также, как Вы правильно сказали, Владимир Владимирович, внести корректировки и изменения в госпрограмму развития транспортной системы страны, чтобы она коррелировалась с ростом производства и экспорта сельхозпродукции, расширить ограничения возможностей отечественных авто- и железных дорог, а также морских и речных портов.

Для примера могу сказать, что за семь лет нашего проекта в Брянске мы увеличили объём грузоперевозок до пяти миллионов тонн. Это корма, это продукция, это поголовье. Соответственно, конечно же, региональные и муниципальные дороги просто не способны вынести. Соответственно, крупные проекты, инфраструктурные проекты должны поддерживаться со стороны федерального центра в части инфраструктуры, в части дорог.

Отдельно хочу сконцентрироваться на важном факте. У нас есть наш форпост в Министерстве сельского хозяйства ‒ это Россельхознадзор, благодаря которому мы защищены от небезопасного импорта, активно развиваем экспорт, и в целом служба абсолютно качественно, эффективно работает.

Но помимо этого мы сталкиваемся с отсутствием единой федеральной ветеринарной службы. У нас сейчас 85 региональных ветеринарных служб. То есть бороться в такой ситуации с эпизоотиями, опасными заболеваниями в животноводстве, практически невозможно. И мы видим, что пришло время серьёзно этим вопросом заняться.

То есть если мы решим вопрос по созданию единой федеральной ветеринарной службы, которая будет финансироваться из федерального бюджета, это важно, то мы однозначно получим улучшение эпизоотической ситуации, повышение инвестиционной привлекательности животноводства, расширение возможностей для экспорта благодаря росту доверия к Государственной ветеринарной службе Российской Федерации со стороны стран ‒ импортёров нашего продовольствия.

Отдельно хочу сказать на примере нашей компании о кооперации с фермерами и малыми формами владения. Вы знаете, мы реализуем крупный проект в мясном скотоводстве начиная с 2010 года. Благодаря поддержке государства при программе по развитию мясного скотоводства создана уникальная, считаю, инфраструктура ‒ это производство «корова ‒ телёнок», это фидлоты ‒ откормочники, и плюс убой и переработка.

Сейчас у нас одна из лучших в мире генетик по абердин‑ангусу. Работает сейчас племрепродуктор, запускаем лабораторию по сексированию семени, лабораторию по геномной селекции для ускорения генетического прогресса и отбора лучших животных.

Эта инфраструктура позволяет нам закупать сейчас у фермеров крупный рогатый скот, у тех, кто занимается мясным скотоводством, поголовье на откорм, убой в 28 регионах Российской Федерации в пяти округах. Радиус доставки ‒ около шести тысяч километров. Это Бурятия, Хакасия, Горный Алтай.

Это позволило нам повысить цену на основной продукт у фермера, то есть товарную голову, от 15 до 20 процентов после первого этапа. Во‑первых, мы работаем напрямую, без посредников, соответственно, доходность растёт непосредственно для производителя, кто занимается основным производством ‒ это «корова ‒ телёнок» ‒ там, где создаётся подотрасль мясного скотоводства, где рождается мясо, если грубо говорить.

Препятствия, с которыми мы столкнулись, опять те же самые. С юга России, с Кавказа… Поголовье есть, но нельзя ввозить, потому что опасная эпизоотия, и боимся «растащить», то есть запрещено.

Вторая часть истории ‒ это некая местечковость, то есть некоторые регионы используют ветеринарные службы для ограничения перемещения поголовья. То есть таким образом они создают льготную ситуацию для своих переработчиков. С другой стороны, они подрубают сук, на котором сидят, ‒ имеется в виду фундамент развития мясного скотоводства, то есть нет справедливой цены на поголовье.

Решение этой проблемы ‒ это единая ветеринарная федеральная служба. Ещё раз повторюсь, что без этого решения мы не сможем делать качественный и количественный рывок в производстве всех видов мяса.

Второй путь кооперации ‒ это вовлечение фермеров в производство «корова ‒ телёнок» там, где у фермеров максимальные компетенции. На примере нашего холдинга мы подготовили «коробочные» решения по развитию кооперации в специализированном мясном скотоводстве: поставка поголовья с высокой генетикой и последующий выкуп у фермеров телят в данном случае.

Мы, как и все остальные крупные компании, заинтересованы в интеграции и увеличении объёмов убоя поголовья. Решить эту проблему только самостоятельно, без вовлечения в этот процесс фермеров, считаю, неэффективно и очень долго будет. Сейчас запускаем несколько пилотных проектов в Тульской области, и до конца года Брянск, Смоленск, Калужская область будут работать по этому же формату.

Что необходимо? Для фермеров принципиальный момент не только наличие льготного кредитования, а простота в получении кредитов. Понятно, что у них нет высококвалифицированных юристов и экономистов. Необходимо, чтобы процедуры были максимально упрощены.

Для этого, Владимир Владимирович, необходимо увеличение объёмов льготного кредитования малых форм хозяйствования через Россельхозбанк; использование механизмов льготного кредитования, гарантий и поручительств со стороны Банка малого и среднего предпринимательства и Росагролизинг ‒ для обеспечения отсрочки оплаты малым формам хозяйствования лизинговых платежей за приобретаемый срок на три года.

Уверен, это значительно облегчит получение финансирования со стороны фермеров, тем более они будут уже чётко понимать, откуда покупают высококачественное поголовье и, соответственно, куда будут продавать по фиксированным ценам с гарантированной прибылью и рентабельностью производимую продукцию.

Уважаемый Владимир Владимирович!

Мы гордимся, что экспорт продукции АПК в денежном выражении превысил экспорт вооружений. В мировом производстве и торговле сельхозпродукцией выигрывают только те страны, где производители и государство работают вместе над развитием производства и продвижением продукции на экспорт. У нас есть все условия для рывка в расширении производства сельхозпродукции и экспорте.

Ваша поддержка, огромный потенциал России позволят нам достичь тех амбициозных целей, которые мы ставим на ближайшие 10 лет.

В.Путин: Первое, по поводу поддержки фермеров. Я уже сказал по поводу того, что будем расширять возможности льготного кредитования, в том числе под гарантии Банка малого и среднего предпринимательства. Такие решения уже созрели, оформляются. Надеюсь, это всё заработает. Это касается так называемого финансового лизинга. Это всё будем тоже делать.

Считаю, что всё, что связано, скажем, с помощью фермерам, для того чтобы они были включены в цепочку крупных производителей, ‒ это очень правильное направление, очень хорошее. Ваше предложение, чтобы фермеры брали, чтобы подращивать КРС, ‒ это одно из серьёзных, возможно, таких больших направлений работы.

По поводу ветеринарной службы: согласен с Вами, думаю, что действительно время настало, чтобы наделить Минсельхоз дополнительными полномочиями и создать стройную систему, которая в этом направлении бы эффективно работала. Почему? И для внутреннего, конечно, нашего потребления это важно, но не менее важно это и для работы на внешних рынках.

Мы с вами знаем, Вы упомянули про рынки азиатских стран, это связано с качеством продукции. Не менее важно качество продукции и при экспорте зерновых. Сейчас не буду здесь распространяться, но те, кто этим занимается, тоже знают, здесь есть вопросы, требующие дополнительного внимания.

Над всеми этими вопросами мы должны поработать: вы со своей стороны, а государство со своей стороны, обеспечивая вам возможность выхода на эти рынки. Мы будем это, безусловно, делать. Так что практически всё, что Вы сказали, ‒ мы с этим согласны, будем работать.

Там ещё сельхоз-атташе у нас есть. Будем развивать эту систему. Знаю, что в европейских странах они сидят более или менее бесполезно, а там, где рынки открываются, где нужна работа над этими рынками, их пока недостаточно.

Сейчас принято решение расширить эту систему на 14 стран, прежде всего на те страны, которые представляют для наших сельхозпроизводителей особый интерес с точки зрения продвижения своего товара.

В.Линник: Абсолютно верно. Давно пора отправить.

С.Брилёв: Владимир Владимирович, так или иначе тема фермеров уже прозвучала не раз и не два, но я хочу ещё раз представить Степана Лесничина, который и фермер, и кооператор.

Но меня, честно говоря, ещё поразили детали его личной биографии: из Питера, пройти через докторскую диссертацию в Свободном берлинском университете, работать на границе Волгоградской и Астраханской областей ‒ необычное сочетание.

Тем не менее фермеры и кооператоры, подчеркну эту вещь, фермеры растут с точки зрения сравнения с общей отраслью ещё большими темпами, но понятно, что есть проблемы и доступа к рынку, и доступа к инвестициям.

Степан, что бы можно было сделать, чтобы это дело улучшить? Ведь это в известной степени и в продолжение того, о чём Виктор говорил, наверное.

С.Лесничин: Добрый день, уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники форума!

Для меня сегодня большая честь и ответственность выступать здесь, на этой сцене. Владимир Владимирович, Вы сказали очень важные вещи для всех аграриев. Спасибо Вам за высокую оценку нашей работы.

Сегодня я уполномочен от лица всех фермеров России, а нас больше 200 тысяч, рассказать о наших успехах и планах на будущее. Сегодня фермеры ‒ это основная опора и движущая сила развития сельских территорий. Малый бизнес на селе развивается, как уже было сказано. За последние пять лет фермеры увеличили объём производства в денежном эквиваленте в 2,5 раза. Сегодня мы производим около половины всей сельхозпродукции в стране.

Фермеры растут. Так, за последние 10 лет средний надел на фермерское хозяйство увеличился в 2,4 раза, а за последние три годы мы увеличили производство картофеля на шесть процентов, овощей ‒ на 23 процента, а молока ‒ на 24 процента. Также растёт поголовье животных и птиц, увеличивается продуктивность хозяйств.

Например, в тот прирост производства молока, которого страна добилась в прошлом году, больший вклад внесли именно фермерские хозяйства. Мы приросли на восемь процентов, в то время как крупные сельхозорганизации ‒ только на три. Всё это стало возможным во многом благодаря государственной поддержке.

Сегодня фермеры получают несвязанную поддержку, субсидию на литр молока, льготные кредиты, гранты. За последние четыре года объём поддержки государства фермеров по всем направлениям вырос на 30 процентов. Только в виде грантов за шесть лет фермеры получили более 30 миллиардов рублей.

В.Путин: Это 31,8, по‑моему.

С.Лесничин: С 2015 года, спасибо Минсельхозу, что для нас важно как кооперативам, ввели грантовую поддержку и сельхозкооперативов: 426 кооперативов получили поддержку более трёх миллиардов рублей.

Очень хорошо, Владимир Владимирович, Вы сказали про единую субсидию, что ряд регионов может самостоятельно увеличивать размер поддержки. Но средств всё равно не всегда хватает. У фермеров очередь на гранты, и иногда только каждый пятый может его получить.

Это очень востребованная поддержка. И от лица всех фермеров хотел бы попросить её в дальнейшем сохранить и по возможности увеличить. Ведь фермерами и кооперативами, которые получили гранты, было создано более 27 тысяч новых рабочих мест.

Так, например, наш кооператив «ЮгОвощСбыт» из Астраханской области трижды получал грант на сумму около 34 миллионов рублей. Также мы вложили собственные средства и довели объём инвестиций до 58 миллионов.

Благодаря этому мы в довольно‑таки сжатые сроки смогли построить комплекс овощехранилищ на 15 тысяч тонн, оснастить их современным оборудованием для длительного хранения овощей ‒ мы сейчас работаем круглый год ‒ и приобрести необходимое оборудование для переработки нашей продукции. В этом сезоне через наш кооператив прошло порядка 26 тысяч тонн овощей и бахчи.

На кооперативном предприятии постоянно работает 60 человек местного населения, которые получают зарплату выше средней по отрасли в Астраханской области. Мы наводили работу с торговыми сетями, мы обеспечиваем стабильный сбыт и доходность для наших членов.

Однако если брать по всей России, то фермеры и кооперативы лишь в самом начале пути. Лишь 12 процентов фермеров сегодня объединены в кооперативы. Здесь есть и психологический фактор: всегда поначалу трудно доверять друг другу. Но сомнения должны уходить.

Так, например, в Липецкой и Тюменской областях развитие кооперации идёт с размахом. И этот пример должен быть показателен для других регионов. Главное, больше информировать фермеров.

Сегодня нам помогает Минсельхоз. Они разрабатывают методические указания. Кстати, каждый участник форума получил минимальный набор начинающего фермера и кооператора. На сайте Минсельхоза можно найти массу полезной информации, в том числе готовые бизнес-планы и примеры успешных проектов.

Огромную работу делает корпорация по поддержке малого и среднего предпринимательства ‒ корпорация МСП. Они создали ряд специальных стандартных решений и сервисов именно для кооперативов. Это и льготное кредитование, и лизинговые программы, и маркетинговое сопровождение.

Но эту информацию нужно донести до фермера. И здесь нам нужны информационно-консультационные центры именно на местах, в регионах, центры компетенции, которые ориентированы на фермеров и кооператоров. Такие центры уже работают в 19 регионах, где региональные власти активно поддерживают идеи фермерства и кооперации.

Если бы эта работа проводилась в других регионах, ускорилась бы в других регионах, то это бы заметно облегчило жизнь малого бизнеса на селе. Хотелось бы обратить внимание губернаторов на этот вопрос.

Другой вопрос касается кредитов, в основном льготных, со ставкой до пяти процентов. Уже говорили и Вы, Владимир Владимирович, и Виктор Вячеславович про проблемы, которые есть при льготном кредитовании. В основном проблемы из‑за отсутствия у фермеров достаточной залоговой базы или кредитной истории.

Одно из решений проблемы было бы… Насколько я знаю, закон находится в рассмотрении, который позволит сделать сельхозземли более привлекательным залоговым инструментом для банков, а земли ‒ это основное, что есть у крестьян. И тогда залога не хватит. Тут надо уже использовать механизм поручительства со стороны залоговых фондов или корпорации МСП.

Есть и другие вопросы по земле. Больной вопрос ‒ неиспользуемые земли. Многие фермеры хотели бы расширить свои хозяйства, и участки рядом вроде есть, но собственник ими не занимается. Спасибо, что приняли закон об изъятии земельных участков у нерадивых собственников.

Давайте ещё, чтобы этот закон работал лучше, поднимем штрафы за неиспользуемые участки или ставку налога для таких собственников, чтобы у них был стимул эти земли вернуть в оборот либо продать тем, кто действительно занимается сельхозпроизводством.

Ещё один важный вопрос по земле ‒ это предоставление, как Вы уже сказали, именно для начинающих фермеров земли в аренду без проведения торгов, как и для тех, кто уже давно занимается на земле. Вкратце это были наши основные вопросы.

Хотелось бы ещё раз поблагодарить Вас, Владимир Владимирович, за поддержку. Спасибо Минсельхозу ‒ сегодня с нами работают, нас слышат. В этом году впервые средства господдержки в регионы пришли в феврале, когда они особенно нужны. А с нашей стороны хотел бы заверить, что мы и дальше готовы продолжать трудиться и показывать достойные результаты.

Благодарю за внимание.

В.Путин: По поводу неиспользуемой земли и Вашего предложения, связанного с повышением штрафов. Сегодня штрафы есть в обычном режиме ‒ 0,3 процента, но уже давно решение принято о том, что это может быть и 1,5 процента от стоимости. Такое решение уже есть, его просто нужно использовать.

И в этом смысле, наверное, важным является создание тех центров информации, о которых Вы сказали. В Минсельхозе сайты открыты? Сколько сайтов у вас, Александр Николаевич? Много достаточно. И в Россельхозбанке есть это. Тем не менее, видимо, этого недостаточно, нужно, чтобы такие центры были на региональном уровне.

Хотя, если вернуться к тому, с чего я начал, полностью с Вами согласен. Здесь нужно, конечно, проводить инвентаризацию и наладить нормальный оборот земли, с учётом того что много земли получено, но по прямому назначению не используется. Здесь нужны дополнительные механизмы наведения порядка. Полностью с Вами согласен.

Что касается использования земли как залога для получения кредитов, тоже можно и нужно это делать. Банки действительно пока не могут воспользоваться этим инструментом, хотя, имея в виду, что у нас всё‑таки рискованное земледелие, есть и опасность, что в банки попадёт это, а потом очень легко будет предметом всяких спекуляций. Вы сами над этим подумайте. Здесь нужно просто подойти аккуратно. Я действительно хотел бы, не хотел бы, я хочу, чтобы было как можно больше инструментов поддержки и доступа к кредитованию, тем более льготному. Но здесь есть и такая опасная сторона дела. Нужно внимательно к этому подойти.

Что касается поручительства со стороны корпорации по малому и среднему предпринимательству, ‒ это нужно доработать и запустить этот механизм как можно быстрее. Мне кажется, что это было бы менее опасным и безболезненным для фермеров.

Хотя, конечно, если развернуть этот механизм залога земли, то, конечно, это бы толкнуло развитие. Как бы здесь только не создать нам дополнительных проблем типа обманутых дольщиков ‒ вот о чём речь. Поэтому нужно очень внимательно к этому подойти. Но подумать, конечно, над этим стоит, согласен.

С.Брилёв: Мы сейчас перейдём к Евгении Уваркиной.

Такая короткая преамбула. Как раз здесь вижу тех, с кем мы года три-четыре назад проводили Подмосковный молочный форум: была такая тревожная ситуация, было вообще непонятно, что будет с производством молока, как его поддерживать.

Сейчас господдержка вроде бы сработала, в то же самое время и рост производства есть, но немедленно ринулись на наши рынки производители либо не очень качественной продукции, которую мы не всегда умеем остановить, либо откровенный фальсификат.

Понятно, что в свободной мировой торговле это что‑то из теории, но на практике всё‑таки есть у целого ряда государств очень эффективные способы останавливать фальсификаты, останавливать некачественную продукцию, даже если она дешевле.

В этой связи как раз Евгению хотел спросить: какими Вы видите механизмы дальнейшего взаимодействия производителей и государства, для того чтобы, подталкивая производство молока, в то же время одновременно приучать и общество, и тех, кто контролирует эти процессы, к тому, чтобы у нас была качественная продукция на полках?

Е.Уваркина: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги!

Конечно же, молочная отрасль пока ещё не может гордиться теми впечатляющими результатами, которые в целом показывает отрасль АПК и вносит свой существенный вклад в экспорт. Тем не менее за последние годы мы имеем положительную динамику развития.

И самое важное, что мы наконец‑то от падения перешли к росту объёмов производства товарного молока. С 2013 года мы увеличили объём производства товарного молока на два миллиона тонн. Это позволило снизить импорт молочной продукции с девяти до семи миллионов тонн.

За три года в молочную отрасль вложено более 62 миллиардов государственной поддержки, в том числе такие важные и необходимые, за что отдельное спасибо, ‒ это компенсация части понесённых затрат для строительства и модернизации молочных комплексов, это льготные кредиты, за которые все отрасли АПК говорят Вам спасибо.

За это время почти 200 молочных комплексов построены и модернизированы. Только в 2017 году начато строительство и модернизация 90 молочных комплексов. Реализация этих проектов позволит в будущем увеличить дополнительно ещё на два миллиона тонн производство молока.

Конечно же, Владимир Владимирович, мы не смогли бы достичь таких результатов. Безусловно, это благодаря Вашему вниманию к вопросам отрасли, а также всесторонней поддержке, которую мы получаем со стороны Правительства, Министерства сельского хозяйства.

Несмотря на положительную динамику, нам есть чем ещё заниматься, есть над чем работать. В первую очередь надо отметить, что уровень потребления молочных продуктов ещё не достиг необходимого уровня. По сравнению с такими странами, как Германия, как Финляндия, к сожалению, мы отстаём. Мы знаем, что молочные продукты ‒ это здоровье наших детей. Как мама шестерых детей могу сказать об этом точно.

Вы знаете, мы понимаем, мы достаточно серьёзный объём молочных продуктов пока ещё импортируем, это составляет почти 30 процентов от объёма производства. Мы понимаем, что нам крайне важно сохранить стимулирование инвестиций в молочную отрасль и продолжить строительство и модернизацию молочных комплексов, где используются современные технологии содержания и кормления.

Сегодня таких комплексов пока 12 процентов от общего количества. Мы понимаем, что на таких комплексах мы имеем самую высокую продуктивность. Ряд предприятий уже достигли той продуктивности, которая сопоставима с лучшими фирмами Америки, Израиля. Мы понимаем, что на этих комплексах мы имеем самое высокое качество продукции. Именно на такие комплексы стремятся попасть на работу наши молодые специалисты.

При этом ключевой задачей для обеспечения устойчивого развития молочной отрасли, безусловно, является честная конкуренция. Мы понимаем, что молочная отрасль способна производить качественный продукт для нашего потребителя. Мы понимаем, что способны быть конкурентоспособными, в том числе и на внешнем рынке, но при условии честной, добросовестной конкуренции.

К сожалению, с чем мы конкурируем сегодня? В первую очередь хотелось бы сказать о «сером» импорте, контрафакте, когда из стран, ввоз из которых запрещён, продолжает поступать молочная продукция.

Мы понимаем, что дешёвое сухое молоко, которое производится из сырого молока стран Прибалтики, где цены существенно упали из‑за наших контрсанкций, а также, к сожалению, сухое молоко из стран Европейского союза из запасов интервенции попадает на наш рынок с помощью «серых» схем.

Отдельный вопрос ‒ сырный продукт украинского происхождения с использованием растительных жиров. По сути, это белково-растительный концентрат. Мы понимаем, что сегодня этот продукт в объёме 150 тысяч тонн попадает на наш рынок, а это почти миллион тонн сырого молока.

Фактически сегодня отсутствует в пунктах пропуска контроль со стороны ветеринарной службы за сыроподобной продукцией, и это позволяет попадать на наш рынок некачественной продукции, а самое главное, наносит значительный экономический ущерб российской молочной отрасли.

Важно отметить, что на Съезде производителей молока в феврале министр Белоруссии сказал о том, что они запретили на своей территории как производство, так и оборот сыроподобного продукта. Эта мера в первую очередь направлена на защиту белорусских производителей.

Также стоит отметить, что с 2013 года из Белоруссии импорт в нашу страну увеличился почти в два раза ‒ с 44 до 80 процентов. И это составляет почти 5,5 миллиона тонн в пересчёте на сырое молоко, а это 25 процентов от объёма производства товарного молока в Российской Федерации.

С чем мы конкурируем ещё? Наверное, с фальсификатом на внутреннем рынке. И конечно, здесь много споров. Нельзя сказать, что Правительство ничего не делает. Делается много, тем не менее мы понимаем, что сырная продукция, в том числе поступающая из Украины, перефасовывается и попадает на полки магазинов как сыр, а не сырная продукция. Сметанный продукт, творожный продукт попадает на полки как сметана и творог, и всё это вводит в заблуждение нашего потребителя. И самое главное, что на сегодняшний день, к сожалению, у нас нет адекватной ответственности, для того чтобы привлечь нарушителей закона и тех, кто производит фальсификат. По этой причине предприниматели не боятся этого делать.

Вчера на пленарной сессии Штефан Дюрр ‒ самый большой производитель молока, который сегодня производит больше 1200 тонн молока [в сутки], мы уже даже не успеваем за той скоростью, с которой развивается Штефан. Кстати, можно сказать, что мы гордимся тем, что такая динамика, и Штефан получил российское гражданство. За это тоже Вам большое спасибо, что такие яркие примеры у нас в Российской Федерации есть. Так вот он сказал о том, что мы способны конкурировать, но не с растительным жиром, не с пальмовым маслом, и привёл такой яркий пример, когда невозможно сравнить крабовые палочки с крабом.

Сегодня есть тревожные звоночки, когда представители торговых сетей просят отдельных переработчиков поставить продукцию ‒ молоко по цене 26 рублей ‒ на полку, а мы понимаем, что упаковка стоит шесть рублей, переработка стоит ещё столько же. Тогда сколько может стоить сырое молоко? То есть тогда мы понимаем, что это точно не молоко. С этим надо разбираться.

Мы понимаем, что всё это привело к увеличению запасов у наших молокоёмких переработчиков, тех, кто производит сыр, сливочное масло, сухое молоко. Мы понимаем, что результатом этого, к сожалению, явилось то, что в ряде регионов уже в январе серьёзно упали цены с 25 рублей до 20. Нас этот вопрос очень тревожит, потому что мы понимаем, что сезонное увеличение производства молока происходит в весенне-летний период, мы понимаем, что есть дальнейшая угроза и снижения цены.

По сути, фальсификат, «серый» импорт замещают потребность в сыром молоке у наших переработчиков. Самое главное, что мы сводим на нет все усилия, которые вкладывает и государство, и бизнес, и средства, которые мы вместе с вами вкладываем в развитие молочной отрасли.

Какие мы видим решения, какие мы предлагаем решения для обеспечения устойчивого развития молочной отрасли?

Первое, конечно же, нам необходим обязательный ветеринарный контроль на границе за сыроподобной продукцией. Здесь нам необходимо поддержать инициативу белорусской стороны, которая поддержана всеми странами Евразийского союза в части введения контроля за сыроподобной продукцией. Конечно же, наверное, наконец‑то надо разобраться на уровне стран Евразийского союза, в первую очередь на уровне Белоруссии и России, и навести порядок на наших рынках.

Второе, что очень важно, что в июле вступают новые правила маркировки молочных продуктов с использованием растительных жиров, подготовленные Министерством сельского хозяйства. Конечно, мы понимаем: чтобы новые правила заработали в полную силу, нам крайне важно серьёзно ужесточить штрафы за использование, за производство фальсифицированной продукции.

Мы знаем, что есть Ваше поручение. Мы понимаем, что Министерство сельского хозяйства пытается навести порядок на молочном рынке и системно вводит меры, которые способствуют конкурентной среде. Но при этом мы понимаем, что, к сожалению, до сих пор нормативные документы не приняты и сейчас находятся на согласовании соответствующих министерств.

Отдельно хочу остановиться на вопросе электронной ветеринарной сертификации. Мы понимаем важность этого инструмента. Мы понимаем, что это обеспечит прослеживаемость от фермы до полки. Это будет способствовать исключению фальсификата и «серого» импорта. Самое главное, как результат, это обеспечит востребованность нашего молока и честную конкуренцию.

Я понимаю то, что к Вам поступают обращения со стороны отдельных, как правило, небольших переработчиков, которые высказывают опасения. Любой новый инструмент требует усилий и на первом этапе имеет сложность внедрения. Могу Вам сказать, что как сельхозтоваропроизводитель уже в течение 2017 года работаю в системе «Меркурий», и для сельхозтоваропроизводителя данный инструмент упростил и удешевил работу. Но все трудности и сложности, которые мы сегодня имеем, несоизмеримы с теми потерями, которые несёт отрасль в результате наличия «серого» импорта и фальсификата.

В завершение хочу сказать ещё об одном очень важном аспекте, который влияет на развитие отрасли АПК, ‒ это вопрос социального развития села. Вы очень много сказали об этом вопросе сегодня и 1 марта в Послании. Мы понимаем, что люди не останутся жить и работать в сельской местности, если мы не создадим достойных условий, не только условий работы, а в первую очередь условий жизни.

Государственная программа, которая реализуется с 2003 года, доказала свою эффективность в первую очередь тем, что на один рубль государственной поддержки привлекается почти полтора рубля внебюджетных средств.

К сожалению, мы видим, что пока социальное развитие не успевает за производственным в сельской местности. Мы понимаем, что в 2018 году выделено 16 миллиардов, а субъекты подали заявки на 48 миллиардов. Это разница в три раза. Мы понимаем, что возможности бюджета небезграничны, тем не менее, зная, какое внимание Вы уделяете этому вопросу, Владимир Владимирович, осмелюсь обратиться к Вам и попросить найти возможности и выделить дополнительные средства, необходимые для обеспечения социальной инфраструктуры.

Это очень важно как с человеческой точки зрения, так и с точки зрения развития производственного потенциала села. Мы понимаем, что эта программа в первую очередь реализуется там, где реализуются инвестпроекты, а это значит комплексное развитие сельских территорий.

Конечно, Вы об этом тоже сказали, спасибо большое, нам крайне важно, чтобы подпрограмма устойчивого развития сельских территорий оставалась и дальше в рамках государственной программы до 2030 года, а её куратором оставалось Министерство сельского хозяйства, как ответственный, позволила бы себе сказать, хозяин, который отвечает за развитие сельского хозяйства, а это невозможно сделать без развития сельских территорий.

Вчера Владимир Николаевич Плотников сделал такое предложение: может быть, дополнить название государственной программы развития сельского хозяйства развитием сельских территорий.

Возвращаясь к молочной отрасли, хотела бы сказать, что молочная отрасль является одной из самых важных отраслей и той отраслью, которая способна задействовать самое большое количество людей в сельской местности. Обеспечив устойчивое развитие молочной отрасли, мы способны обеспечить и сохранить, а самое главное – развить сельские территории.

Поэтому, резюмируя, хотела бы попросить Вас, Владимир Владимирович, дать соответствующие поручения.

Первое, поддержать предложение о введении обязательного контроля за сыроподобной продукцией и, конечно, оказать содействие по выполнению нашими партнёрами ‒ странами Евразийского союза ‒ тех обязательств в части импорта продовольствия на наш рынок, чтобы обеспечить честную конкуренцию.

Ускорить законопроект по ужесточению штрафных санкций за производство и реализацию фальсификата.

Увеличить по возможности программу развития села в 2018 году и, конечно же, продолжить программу устойчивого развития сельских территорий в рамках государственной программы до 2030 года.

Благодарю Вас за внимание.

В.Путин: Что касается развития сельских территорий, заявки всегда выше, чем бюджетные возможности, это первое.

Второе, мы всегда ведём диалог с нашими коллегами в регионах. Они должны вносить свой посильный вклад в развитие своих собственных территорий.

Третье, некоторые направления развития села предусмотрены не по программе социального развития села, а по другим направлениям. Например, ФАПы на селе [фельдшерско-акушерские пункты], передвижные станции оказания медпомощи. Это направлено на село. Но они будут проходить по разделу «Здравоохранение». То же самое касается образования, культуры и так далее.

Тем не менее я с Вами полностью согласен и поэтому отдельно сказал об этом в своём сегодняшнем выступлении, всё равно нужно наращивать социальное развитие села. Это очевидно. И мы будем это делать исходя из возможностей, тем не менее даже, может быть, превышая наши возможности, имея в виду определённые периоды времени, потому что здесь нужно действовать опережающими темпами, ‒ это первое.

Второе, по поводу непосредственно производственной части: нет ни одного пункта, который я бы не поддержал из того, что Вы сказали. Это касается и контроля за сыроподобной продукцией, это касается сухого молока и так далее. Мы не просто время от времени, мы постоянно ведём по этим вопросам диалог с нашими партнерами по ЕАЭС, в том числе и с нашими белорусскими друзьями.

Тот закон, о котором Вы сейчас вспомнили, который инициирован Белоруссией, нами тоже поддерживается. Наше Министерство сельского хозяйства тоже поддерживает такие же подходы к так называемой сыроподобной продукции. Это касается и «серого» импорта, это касается всех тех аспектов, о которых Вы сказали. Мы обязательно все эти инструменты будем внедрять, для того чтобы обеспечить вам здоровую, нормальную, честную конкуренцию.

Ведь когда мы все эти объединения создавали, мы исходили из того, что свободное движение товаров, капиталов, людей, рабочей силы будет поднимать нашу общую конкурентоспособность. И конечно, никто не думал о том, что создаваемые институты и инструменты будут нарушаться недобросовестным образом, особенно если это связано с так называемыми санкциями в отношении нас европейскими странами и нашими ответными контрмерами.

Конечно, внешняя граница ЕАЭС не должна быть прозрачной для проникновения товаров, ограниченных ввозом на таможенную территорию России. Мы это прекрасно понимаем. Работаем над этим постоянно. Данкверт сидит, улыбается. Он занимается этим, и это вызывает подчас даже достаточно бурную реакцию наших партнёров. Но мы всё равно будем это делать, в том числе будем ужесточать ответственность за соответствующие нарушения. Тоже всё хорошо в меру, но по этому пути мы тоже пойдём.

С.Брилёв: Владимир Владимирович, большинство из нас, мы все слышали Ваше недавнее Послание, и мы знаем, что кроме сельского хозяйства Вас интересует и масса других вопросов, особенно смена баллистических траекторий ‒ она непредсказуемая. Но всё‑таки Вас попрошу ответить ещё на мой вопрос, а потом мы Вас отпустим, продолжив работу.

Здесь внизу очень симпатичная выставка сейчас идёт. Масса симпатичных ребят, очень молодых стартаперов и новаторов ‒ там чего только нет. Им 20‒25 лет, и они все в одно слово ‒ я сейчас с ними разговаривал ‒ говорят, что опять стало модно заниматься сельским хозяйством. Они не юристы, не экономисты. Там цифровой сепаратор, там органические яблоневые кубанские сады ‒ чего только нет. В общем, глядя только на этих ребят…

В.Путин: Я кое‑что видел…

С.Брилёв: Ходили? И, глядя на этих ребят, понятно, что минимум интересное будущее у нашей сельхозотрасли, тем более при таких мерах господдержки. Но всё‑таки мы понимаем, что когда‑нибудь закончится эта санкционная ерунда. Как Вы думаете, что будет дальше?

В.Путин: Не такая уж и ерунда. Вы спросите…

С.Брилёв: Ну да. Как Вы думаете, что будет дальше? Согласны ли Вы с тем, что наше сельское хозяйство имеет шансы набрать такую мощь, что и снятие санкций уже не будет страшно? Согласны ли Вы и с тем, что иностранцам будет уже ой как нелегко вернуться на наш рынок?

В.Путин: Так и будет наверняка. Ведь с чем связан такой бурный рост? С тем, что конкуренция на нашем внутреннем рынке для наших сельхозпроизводителей была непосильной.

Во‑первых, очень большая прямая и скрытая поддержка сельхозпроизводителей на Западе. Мы знаем об этом. Все споры в рамках Всемирной торговой организации в основном вокруг сельского хозяйства крутятся.

В чём они заключаются? В том, что страны с развитой экономикой никак не хотят услышать страны с развивающейся экономикой и создают такие условия, которые генерируют каждый год нищету на мировом рынке среди производителей сельхозпродукции прежде всего, а потом готовы выдавать им помощь через всякие институты ООН, вместо того чтобы оказать содействие в развитии их сельхозпроизводства и вместо того чтобы ограничить скрытую и открытую поддержку своего собственного сельского хозяйства. Ведь это главная причина того, что все переговоры в рамках ВТО стагнируют уже много‑много лет, зашли в тупик, по сути.

Они повели себя соответствующим образом с этими санкциями, дали нам шанс оказать содействие на внутреннем рынке своим сельхозпроизводителям. Как мы видим, наше сельское хозяйство использовало эту возможность, причём использовало очень эффективно.

Должен отметить, думаю, что все сидящие здесь, в зале, со мной согласятся с этим: если бы всё это происходило не три года назад, не в 2014 году, а в 2000‑м, было бы невозможно, наверное, добиться таких результатов. Потому что у нас не было создано в 2000 году необходимых условий для развития: не было собственных сельхозпроизводителей, которые уже силёнок поднакопили, не было собственного современного аграрного производства, которое было бы конкурентоспособным.

К 2014 году всё это появилось. Не хватало только одного ‒ свободы рынка у себя дома, потому что эта дешёвая сыроподобная продукция и даже хорошего качества продукция, но с большими скрытыми и открытыми государственными субсидиями подавляла собственного российского производителя.

Что сейчас происходит и что будет происходить дальше? Возьмите те же томаты. Ведь наши друзья, турецкие партнёры, прекрасно понимают, что сейчас у нас собственное производство раскрутится, и потом им сложно будет. Потому что всё‑таки то, что произведено на территории России, всегда будет дешевле, если по качеству, по применяемым технологиям оно ничем не будет уступать.

Здесь дешевле, потому что у нас ближе до потребителя, не нужно везти через море. У нас некоторые составляющие, которые попадают в конечную цену, тоже дешевле. Это касается всех компонентов: и налоговых, и энергетических, и всех других. Поэтому это только очень конкретный, частный пример. Но так практически по каждому виду товаров в области сельского хозяйства.

Если наши товаропроизводители наберут обороты, скажем, мы говорим про мясное животноводство, про КРС, наберут обороты, потом с этим конкурировать внутри России будет практически невозможно, это первое.

Второе, вы знаете, эта «детская болезнь левизны в коммунизме», как классик писал в своё время, у нас тоже прошла. Мы уже прекрасно научились различать болтовню и трескотню квазилиберальную и рыночную от реальной жизни.

Я говорю о том, что, несмотря на все внешние признаки исполнения требований ВТО, на самом деле очень большой набор инструментов в развитых экономиках применяется для поддержки отечественных, их собственных товаропроизводителей. И мы будем это делать и в будущем, не нарушая принципов и требований Всемирной торговой организации.

Так что при всём наборе, я уверен, у нашего сельского хозяйства будущее обеспечено и гарантировано. Я желаю вам успехов. А мы будем помогать. Всё будем делать, для того чтобы вы были успешны.

С.Брилёв: Спасибо, Владимир Владимирович. Мы продолжим здесь работу, а Вас отпустим. Вам нужно страной управлять.

В.Путин: Вы меня выгоняете, что ли? (Смех.)

Спасибо вам большое и за приглашение, и за сегодняшнюю дискуссию. Искренне желаю вам удачи.

 






Главная страница | Сайт Исполкома СНГ | Органы СНГ | Мероприятия СНГ | Направления сотрудничества



Яндекс.Метрика


Push 2 Check check my pagerank
Интернет портал СНГ www.e-cis.info