Азербайджан
Баку
14:04

Армения
Ереван
14:04

Беларусь
Минск
13:04

Казахстан
Нур-Cултан
16:04

Кыргызстан
Бишкек
16:04

Молдова
Кишинев
13:04

Россия
Москва
13:04

Таджикистан
Душанбе
15:04

Туркменистан
Ашхабад
15:04

Узбекистан
Ташкент
15:04

Украина
Киев
13:04

ГЛАВНОЕ МЕНЮ

Главная страница
Сайт Исполкома СНГ
Направления сотрудничества
О Содружестве
Органы СНГ
Выборы и референдумы
Информагентства стран СНГ
Наши партнеры
Контакты





Единый реестр правовых актов и других документов Содружества Независимых Государств

Реестр подписанных международных документов о межрегиональном и приграничном сотрудничестве государств – участников СНГ
Перечень конкурентноспособной продукции государств – участников СНГ

Поздравляем
c Днем рождения!
24 августа


Крутько Андрей Андреевич
Чрезвычайный и Полномочный Посол Российской Федерации в Кыргызской Республике


ПОИСК ПО САЙТУ


Эксклюзивные интервью

Валерий Мунтиян: «Зона свободной торговли с СНГ дает нам спасительные возможности»

Эксклюзивное интервью правительственного уполномоченного Украины по вопросам сотрудничества с РФ, государствами-участниками СНГ, Евразийского экономического сотрудничества и другими региональными объединениями Валерия Мунтияна

Валерий Иванович, прежде всего хочу задать вопрос об общественном восприятии присоединения Украины к зоне свободной торговли с СНГ. Почему, на ваш взгляд, на уровне экспертного обсуждения, а также у значительной части общества есть довольно настороженное, если не сказать негативное восприятие присоединения Украины к Договору о ЗСТ СНГ? Ведь очень важно, чтобы ключевые решения власти (а о ЗСТ – безусловно, таковое) находили поддержку у общества.

Я считаю, что в публичном пространстве есть явный недостаток объективной информации относительно зоны свободной торговли с СНГ. Настороженное отношение в обществе к более активному участию Украины в процессах на постсоветском пространстве происходит во многом из-за не понимая ситуации, а также узких рамок восприятия происходящего в мире. Предпосылки для сложившейся ситуации, на мой взгляд, кроются в следующих причинах.

Во-первых, в отсутствии мировоззренческих основ у элиты и, как результат, – в непонимании национальных интересов государства, которые должны не разъединять, а, наоборот, объединять наше общество и направлять действия политиков.

Во-вторых, в наличии значительного количества демагогов в украинской элите. Причем, это касается и тех, кто на стороне оппозиции, и тех, кто на стороне власти. Что касается экспертного сообщества, то вопрос о зоне свободной торговли СНГ комментируют вообще все, кто угодно. Люди, у которых нет ни соответствующего образования, ни практики, ни опыта работы по данной проблематике, а так же объективной и полной информации – они на полном серьезе дают оценку тенденциям развития мировой экономики.

Вот эти два момента очень сильно искажают действительность. Но я не согласен с тем, что в обществе нет поддержки идеи экономической интеграции с СНГ. Наоборот, у общества есть такой запрос, просто надо внятно донести смысл самой идеи и возможных позитивов от ее воплощения. С одной стороны, Украина имеет громадный потенциал, но не имеет ресурсов для его реализации. Я имею в виду ресурсы, рынки, инвестиции и инновации. А, с другой, – есть инерционность, которую трудно преодолеть. На власть давят ее избиратели, конъюнктура момента, бизнес, международные центры влияния, и значительная часть ресурса идет в топку текущих дел.

Возможно, я не буду оригинальной, но все-таки скажите, сколько в ЗСТ СНГ политики, а сколько экономики? Повлияла ли политическая конъюнктура на решение ратифицировать Договор? Вообще, какой фактор стал самым значимым при подписании этого Договора?

Политика в этом решении, безусловно, присутствует. Ее не может не быть в вопросах такого уровня.

Новый Договор о ЗСТ – это, прежде всего, украинская инициатива. Украина не раз поднимала вопрос о необходимости выработки общих принципов торговли на постсоветском пространстве. Мы акцентировали внимание на том, что должны быть единые, прозрачные правила и процедуры между странами СНГ. Идеи зоны свободной торговли разрабатывали украинские специалисты, и в ней заложены принципы и нормы ВТО.

А главное – зона свободной торговли с СНГ – это решение, соответствующее объективным реалиям времени. Старый договор о ЗСТ 1994 года, регламентирующий отношения между странами СНГ, значительно устарел и не учитывал те процессы, которые произошли за текущий период. За 20 лет постсоветское пространство сильно изменилось, 5 стран СНГ стали членами ВТО. Кроме того, в мире стремительно развиваются процессы глобализации и регионализации. Быть замкнутой экономической системой для Украины, не участвуя ни в первом, ни во втором процессах, – просто неразумно.

Вы сказали, что в Договоре о ЗСТ СНГ заложена идеология Украины? А в чем она состоит?

Она состоит в том, что в условиях мирового финансово-экономического кризиса и тяжелого экономического состояния государства, правительство Украины предложило наиболее рациональный способ преодоления дефицита факторов развития, инструменты противодействия и минимизации существующих рисков, позволяющие улучшить ситуацию за счет мобилизации коллективных ресурсов и предоставления традиционных рынков. А так же формирование благоприятных условий для свободного движения товаров, интеграцию в мировую экономику и международную торговую систему на общепринятых нормах международного права.

Мы добились того, чтобы этот Договор был разработан на нормах и принципах ВТО. Кроме того, мы получили почти те же самые права, которые дает Таможенный Союз, при этом, не став его членом. Это позволяет зафиксировать следующие выигрышные позиции Украины.

Во-первых, Украина ни на один миллиметр не сдала свои национальные экономические интересы.

Во-вторых, мы не поступились своим экономическим суверенитетом.

В-третьих, Украина как проводила, так и будет проводить самостоятельную внешнюю торговую политику.

В-четвертых, ЗСТ СНГ ни в коей мере не противоречит ратификации Договора о зоне свободной торговли с Евросоюзом.

В-пятых, Украина может получать также социально-экономические выгоды. Уже во втором полугодии 2012 года, сразу же после ратификации Договора, мы получили возможность квоты на поставки труб на рынок ТС в объемах порядка 600 млн. долларов, а также нержавеющих труб, что в целом обеспечит около 50 тыс. рабочих мест.

При этом необходимо учитывать, что договор о ЗСТ выгоден всем государствам-участникам. Зона свободной торговли СНГ – это верное направление урегулирования отношений на постсоветском пространстве. И, кстати, Запад считает также, о чем свидетельствует ряд заявлений еврочиновников разного уровня. Ведь если торговля на глобальном уровне регулируется правилами и принципами ВТО (это классическая зона свободной торговли, куда входит 156 стран, в том числе Евросоюз), то почему на региональном уровне торговля должна вестись в другом формате? Страны СНГ должны идти тем же путем, что и весь цивилизованный мир, при этом обязательно необходимо учитывать наши национальные интересы.

Почему ратификация Договора растянулась на год?

Это не так. Давайте вместе восстановим хронологию событий. Премьер-министр Николай Азаров подписал соглашение о создании зоны свободной торговли с СНГ вместе с другими главами правительств государств Содружества 18 октября 2011 года.

Затем был отведен месяц для официального перевода этого документа, проведения юридических процедур и рассылки его всем главам правительств СНГ. Дальше идут внутригосударственные процедуры согласования документа в каждой отдельной стране. Договор должен пройти все министерства, после чего выносится на рассмотрение правительства. Кабинет Министров принял решение одобрить Договор, после чего по процедуре он был отправлен в Министерство иностранных дел.

После согласования МИД направляет его в администрацию президента. АП, в свою очередь, проверяет расчеты, соблюдение процедур и т.д., и только потом документ идет на ратификацию парламента. При этом глава государства и администрация президента, решая, когда отдавать документ на ратификацию Верховной Рады, учитывают все сопутствующие вопросы – финансовые, экономические, социальные, политические, геополитические. Как мы знаем, парламент ратифицировал Договор о ЗСТ с СНГ 30 июля. Поэтому года не набирается. А учитывая мировую практику ратификации такого рода договоров нет оснований упрекать Украину в затягивании процесса.

Речь идет не столько о точных временных рамках, сколько о том, что Украина ратифицировала Договор позже России и Беларуси, парламенты которых поддержали соглашение 28 марта и 8 мая текущего года соответственно.

Здесь нет никакого подтекста. Изначально Президент Украины Виктор Федорович Янукович выступил с инициативой, чтобы все страны СНГ ратифицировали Договор синхронно. Но ратифицировали его только два государства (Россия и Беларусь), остальные – не поддержали эту инициативу. А для вступления в действие Договора нужно минимум три страны.

После того, как Россия и Беларусь ратифицировали документ, Украина взвесила все «за» и «против», соответствующие специалисты провели необходимые расчеты, составили прогнозы и Украинской стороной было принято решение поддержать Договор.

На какой стадии находится рассмотрение Договора остальными странами СНГ?

На стадии прохождения внутригосударственных процедур в 8 странах. Узбекистан подал заявку на присоединение к соглашению, 3 сентября в Москве будут проходить переговоры. Не подали заявку только две страны – Азербайджан и Туркмения. Зато проявили интерес не только страны СНГ. О желании создать ЗСТ с РФ высказалось 35 стран мира.

Если я не ошибаюсь, законодательство 1994 года предусматривало создание зоны свободной торговли с СНГ, почему же эта инициатива не сработала?

После развала СССР, в том числе как единого народно-хозяйственного комплекса, вместо одного согласованного центра наряду с созданием СНГ образовалось 11 центров влияния, управления и принятия решений. Соответственно, было 110 соглашений со странами СНГ, которыми и регулировались наши отношения.

В такой ситуации очень тяжело найти взаимоприемлемое согласие. Попробуйте согласуйте интересы с каждой страной, учитывая эти 110 соглашений. Это море бумаг, времени, переговоров, сложность в разрешении споров в виду отсутствия арбитра, в общем, очень длительный и неэффективный процесс.

Да, действительно в 1994 году был подписан Договор о зоне свободной торговли, но Россия его не ратифицировала, и он действовал выборочно и неэффективно. Поэтому периодически между государствами возникали перманентные торговые войны.

А сегодня у нас вместо 110 нормативно-правовых актов, регулирующих отношения, есть один Договор и он значительно лучше всех вместе взятых предыдущих соглашений.

Так, у российской элиты и сейчас, по-моему, все замечательно – нефть и газ есть.

Зачем России зона свободной торговли с СНГ?

Сейчас сама жизнь заставляет что-то менять. Постсоветская элита, наконец, поняла, что подошла к опасному порогу. Дальше могут наступить необратимые процессы – точка невозврата. Эта точка наступает не только для олигархов и их капитала, но и страны вцелом. Происходят быстрые трансформационные преобразования, повышается глобальная конкуренция, формируется новый технологический уклад, существенно выросли глобальные угрозы и дефицит ресурсов. Поэтому к этим новым вызовам, угрозам и опасностям нужно быть готовым, иметь необходимые ресурсы и инструменты для их нейтрализации.

Так российские олигархи хранят свои сбережения, в основном, на территориях стран Запада. Тем самым, признавая более цивилизованной и надежной западную систему гарантий личных финансовых ресурсов. Да и создание Таможенного союза не избавило Россию от проблемы значительного оттока капитала из российской экономики.

Да, такие негативные тенденции, к большому сожалению, имеют место. За последние два года отток капитала из РФ растет. По данным Центробанка, только чистый вывоз частного капитала достиг в 2010 году – 33,6 млрд. долл. США, в 2011 – 80,5 млрд., в первом полугодии текущего года – 43,4 млрд.. Это притом, что приток иностранных инвестиций в экономику России в первом полугодии 2012 года сократился на 15% по сравнению с аналогичным периодом 2011 года и составил 75 млрд. долл. США. Зато из России за рубеж за первое полугодие 2012 года объем инвестиций вырос на 3,4 % и составил 70 млрд. долл. США. Но я считаю, что Россия в состоянии справится с этими проблемами и станет крупнейшим получателем иностранных инвестиций. Это связано с тем, что в России самые большие запасы полезных ископаемых в мире и ее потенциал экономического роста в 2 – 2,5 раза выше, чем индустриально развитых стран.

Есть надежный способ хранения капиталов - недвижимость

Это так, но недвижимость не дает прироста. А капитал должен работать. Есть статика, а есть динамика. Сегодня, на мой взгляд, выгодно вкладывать в инновационные проекты, нанотехнологии, информационные технологии, биотехнологии, нетрадиционные источники энергии, чистые продукты питания, искусственный интеллект.

Довольно долгое время постсоветская элита руководствовалась принципом: грабь награбленное, перераспределяй, приватизируй, снижай стоимость, потом за копейки бери и т.д.

Теперь эта вся история заканчивается. То, что проходило вчера – завтра уже не пригодится, сегодняшняя модель экономики не имеет права на жизнь. Нужна новая модель: инновационная, экологическая, гуманизированная и нравственная.

Эпоха горе-реформаторов и постсоветских деловаров приближается к закату, выросло поколение новых менеджеров, это молодые люди, которые поездили по миру, получили образование в западных университетах, завтра они будут серьезными профессионалами, и именно они будут формировать курс страны.

Для осуществления успеха необходимо достижение научно-технического прогресса соединить с духовным развитием. Разработана программа инновационного развития СНГ на период до 2020 года, работа над которой проходила и при моем непосредственном участии, – поэтому, сегодня элита уже имеет стратегическое видение перспективы.

Критики углубления интеграции на постсоветском пространстве утверждают, что ЗСТ с СНГ для Украины – это консервация проблем, которые есть (коррупция, низкие стандарты жизни, слабо работающие институты власти и общества). В то время как интеграция с Евросоюзом – это развитие, и даже если Украина не станет членом ЕС, она будет стремиться к высоким стандартам в политике и экономике.

Это все эмоции, когда желаемое выдается за действительное.

Что касается коррупции, то с ней нужно бороться как Украине так и России – это серьезная угроза проведению реформ.

Евросоюз же сегодня находится в фазе стагнации и деградации. Практически все критерии Маастрихтского соглашения о допустимых пороговых значениях экономических показателей не выполняются странами Евросоюза. Так, дефицит бюджета не должен превышать 3 %, а он сейчас 6 %. Внешний долг не должен быть больше 60 %, сегодня он – 86 %. Уровень безработицы не должен быть больше 8-10 %, сегодня он – 11,1, причем среди молодежи – 22,1 %. Большинство стран Евросоюза сегодня банкроты. За 2011 год внешний долг Евросоюза составил 16,08 трлн. долл. США, а международные золотовалютные резервы – 812 млрд. долл. США также переживает тяжелое финансово-экономическое положение, но их удерживает на плаву то, что доллар является эталоном мировой финансовой системы, а сами США – эмиссионным центром. Для сравнения, внешний госдолг РФ составил 10,4% ВВП, а объем золотовалютных резервов – 525 млрд. долл. США, это 14,7 месяца критического импорта, в то время как в ЕС-27 выходит только 3 месяца. При росте экономики и военно-политической поддержке США у стран ЕС были очень высокие расходы. И они осуществлялись за счет кредитов, жизни в долг. Сегодня, когда этого всего не стало и банки отказываются давать кредиты, европейским правительствам неоткуда черпать ресурсы. В ближайшем будущем сам Евросоюз Украину в своем составе не видит, да и зачем нам туда сегодня идти, когда они не могут справиться со своими проблемами, не говоря уже о помощи в решении наших?

Дело не в Европе. Зачем нам надо интегрироваться с Россией, если нет мотива для роста? Если бедные с бедными или коррупция с коррупцией начнут объединяться, то что же хорошего из этого получится? Мы только умножим эти проблемы.

Во-первых, мы со странами СНГ находимся почти в равных условиях, поэтому нам легко найти совместимость.

Во-вторых, у нас одинаковая технологическая база, высокий уровень комплементарности и кооперации.

В-третьих, здесь есть необходимая ресурсная база, лояльные к нашей продукции рынки и потенциал развития. Есть культурные, языковые, другие связи, которые еще и на историческом уровне нас объединяют.

В-четвертых, Россия заинтересована в нас как в равноправном партнере. Для примера, сегодня Россия выделила на оборонно-промышленный комплекс 23 трлн. рублей, но без Украины она не сможет его эффективно развивать. Потому что у нас сосредоточен необходимый кадровый и научно-технический потенциал. И эти потенциалы необходимо объединять, а не противопоставлять друг другу, как это делалось ранее, что привело к громадным потерям, как для Украины, Российской Федерации так и других государств Содружества.

Нам надо двигаться по пути развития с теми, с кем у нас меньшие издержки, общая школа подготовки, общая производственная база, общая энергетика, общий транспорт, совместимые и взаимозаменяемые специалисты. СНГ может дать синергетический эффект – у нас всех есть разные ресурсы, но вместе мы можем сделать больше и лучше, повысить глобальную конкурентоспособность и благосостояние граждан.

Вы рисуете такой старый «советский разбитый шлях». Но экономика России находится даже не на уровне 20 столетия, а где-то на уровне столетия 19, ничего ж не производится.

Такая оценка не соответствует действительности.

Российская экономика вышла на докризисный уровень. Если в Украине мы не вышли еще с падения 2008 года, то в России уже плюс 4,2%. СНГ развивается с показателем 4,7%, хотя потенциал 7 %.

Сегодня РФ входит в «большую восьмерку», БРИКС, председательствует в странах АТЭС, в E-7 – самые быстроразвивающиеся страны, G-20, которые производят 85 % ВВП. Если раньше у России была только западная ориентация, то сейчас – это и Запад, и Восток. Россия сегодня, в условиях громадного дефицита, представляет интерес для всего мира. Запасы полезных ископаемых у нее в 3,6 раза больше, чем в США и в 10 раз больше, чем в Европе. Кроме того, Российские активы составляют 60 % финансовых активов Центральной и Восточной Европы и 85-90% – постсоветского пространства

Тем более что между Украиной и Россией – большая взаимозависимость. Если у нас дефицит торгового баланса, то у россиян – профицит, где-то 200 млрд. долл. США ежегодно за счет нефтедолларов. И мы их предлагаем не консервировать и не конвертировать в нестабильную иностранную валюту, а направлять на создание инновационной экономики, и финансирование совместных проектов жизнеобеспечения.

Кроме того, мы сделали научно-исследовательские расчеты того, как Россия зависима от Украины. Если точнее – насколько российская экономика зависима от украинских предприятий. Производили исследования два года. И вышло, вы не поверите, – не меньше чем мы от России. Поэтому необходимо покончить со спорами кто главнее, а консолидировать совместные усилия по обеспечению безопасности устойчивого развития наших государств и повышению уровня благосостояния граждан. Документ анализирует, какой у России износ и сколько продукции поставляет Украина. По каждому направлению Украина обеспечивает Россию продукцией. Так разве это надо взять и выкинуть? Это все равно, что разрушить свой собственный дом, не построив новый

«Украина является связующим звеном между Востоком и Западом»

Большая часть постсоветских стран после развала СССР проходит период трансформации: от обломков советской империи - к национальным государствам. В ряде отраслей страны СНГ вообще являются конкурентами. Скажем, Украина и Россия конкурируют за экспорт военной техники. Вам не кажется, что пока страны не пройдут путь государственного становления и самоопределения, - экономический эгоизм каждой отдельно взятой страны всегда будет на первом месте. И зона свободной торговли, в принципе, будет второстепенной по сравнению с национальными интересами постсоветских государств.

Не согласен. На эти вопросы надо смотреть масштабнее, с позиции геополитики, геоэкономики и геостратегии. Ситуация складывается так, что геоэкономика сегодня вышла на первое место и стала надсистемой, геополитика и геостратегия – ее подсистемы. Экономисты сегодня фактически правят миром.

А ключевой процесс, который сегодня происходит в экономике, – это глобализация. Это управление из единого центра, по единым принципам и правилам. Финансово-экономические инструменты глобализации – Мировой банк, МВФ, ЕБРР, ВТО. Не полностью охваченной осталась только зона СНГ. Остальные все страны находятся в этой системе, и включены в международное разделение труда – все имеют свою нишу, условно говоря, кто и что может производить.

Какой-то период в этом процессе лидировали именно страны Запада (под ними я понимаю не только Европу, но и США, и Японию – то есть, развитые страны), совершившие огромный скачок в научно-техническом прогрессе.

Сегодня же этот маятник качнулся в сторону Востока. Об этом свидетельствуют разные факторы, не только экономические. И чтобы не упустить свое место под солнцем, так как еще, как говорится, будет «большая битва». Восток сегодня развивается более быстрыми темпами, чем Запад. Сюда пошли инвестиции и технологии. Китай выходит на первое место, за ним подтягивается Индия.

Исходя из этого, завтра центром экономического развития станет материк Евразия. Только его параметры уже впечатляют. Это примерно 36,4 % территории всего мира. Это 4,8 млрд. человек при 7 млрд. населения планеты. Здесь находится больше 40 % энергоресурсов. Здесь будет производиться более 70 % ВВП в мире.

Раз Восток развивается такими темпами, и мы находимся на материке Евразия, то отчего же и нам не определить свою идентичность, которую сегодня отдельные отечественные политические силы хотят свести только к позиции «Украина – не Россия». Тем более что Украина вообще является ключевым связующим звеном между Востоком и Западом.

Разве правильно будет, если мы потеряем такой перспективный рынок? Кто-то нам компенсирует эту потерю, предложит какую-то реальную альтернативу? Может ли нам ЕС сегодня предложить какую-то серьезную помощь, предоставить преференции, кредиты более дешевые, инновационные технологии? Вряд, ли. Если за 20 лет мы фактически ничего этого не получили, то сейчас, в период посткризиса первой волны, – тем более. Хотя Украина со своей стороны сделала много уступок Западу. Например, существенно сократила армию, добровольно сдала ядерное оружие, закрыла работоспособную Чернобыльскую АЭС. Но мы сейчас поставлены в такие условия, что думать лишь о рынке недостаточно, вопрос ставится о сохранении жизненноважного пространства.

Вообще-то, евроинтеграция официально провозглашена приоритетным направлением внешней политики Украины

Да, Украина является географическим центром Европы. Я понимаю европейский выбор как европейские ценности, демократию, верховенство права. Но не нужно «европейский выбор» путать с Евросоюзом, который переживает кризис.

Мне вообще не нравится такой подход, когда обществу постоянно навязывается некое противопоставление, взаимоисключающий выбор, как в той песне «Ориентация север» - или Запад, или Восток. Потому что это ограничивает наши возможности.

Надо понимать – сегодня виртуальная экономика лопнула. В 2009 году при 1-ой волне кризиса из-за не подготовленности Украина потеряла 15 % ВВП. И была отброшена по ВВП на 5 лет и на 8 лет по промышленности.

Сейчас в мире возник запрос на реальную экономику. А реальная экономика – это реальные ресурсы.

Вот оппозиция говорит: «У вас отрицательное сальдо с СНГ – минус 7,6 млрд. долл. США». Кстати, с ЕС у нас тоже отрицательное сальдо – минус 6 млрд., хотя товарооборот на 21 млрд. меньше чем, с СНГ. Но эти вопросы невозможно решить без необходимого инструмента.

Украина пока находится вне процессов глобализации. Потому что у нас нет мощных игроков, финансово-промышленных групп. И нет мега-технологий, которые могли бы влиять на мир. У нас нет необходимого объема ВВП и международных золотовалютных резервов, мы не можем стать базой для формирования региональной валюты. Даже Россия не подходит под эти критерии (необходимо иметь 5 % от общемирового ВВП). У нас же ВВП за 2011 – 168 млрд.долл. А Япония, которая имеет территорию в два раз меньше, производит на 5 трлн. 400 млрд. долларов. Китай – 7 трлн.400 млрд. дол., США – 14, 7 трлн. долларов, ЕС – 15,3 трлн.дол. Вот такой порядок цифр. Поэтому и нужна интеграция со странами СНГ, чтобы нас мир слышал, узнавал и считался. Сегодня СНГ занимает первое место в мире по территории – 16 %, пятое место по населению – 4% и шестое по ВВП – 5,1 % от мирового объема.

И ЗСТ с СНГ – это один из инструментов, который дает хотя бы частично возможность того, чтобы Украина была включена в формирование и распределение мировых доходов. Нам сегодня негде брать ресурс, кроме как на пространстве СНГ. У нас самый большой товарооборот со странами СНГ. 42 % украинского товарооборота приходится на страны СНГ, в то время как со странами Евросоюза – это 28,6 %. Можно, конечно, и у Китая брать ресурсы. У него есть все – и население, и быстрые темпы развития экономики, и международные золотовалютные запасы в 3,2 трлн. долл. США, но он нас просто раздавит. А все мы вместе в Содружестве сильнее защищены от внешних посягательств.

У всех постсоветских стран очень низкий показатель ВВП. В то время как у ЕС - наоборот, высокий. Соответственно, покупательная способность граждан СНГ все равно очень низкая.

Да, действительно, странам СНГ надо минимум в два раза увеличить ВВП. При показателе же ВВП всего СНГ в 2,4 трлн. долл. США (это за 2011 год) инновационную экономику построить нереально. Украине надо иметь минимальный уровень дохода на душу населения – 17 тысяч долл. США, а у нас – 3,6 тысяч долл.

Но я не вижу другой альтернативы. Наша ситуация сейчас и наша ситуация в начале 1990-х – это две большие разницы. У нас тогда был очень высокий потенциал, выше, чем у России. Это данные экспертного анализа, проведенного англичанами. Из 100 балов мы имели 84, Россия – 72. У нас были высокие стартовые возможности: научно-технический и интеллектуальный потенциал, высокая производительность труда, техническое оборудование. Самый мощный завод в мире «Южмаш» и КБ Южное – в Украине. Самый мощный танковый завод имени Малышева – в Украине. Искусственный интеллект, за которым сейчас весь мир бегает, – в Харькове и Киеве. Ракеты и системы ПВО – Украина. Самая большая армия – тоже у нас. У нас был третий в мире ядерный потенциал.

А ЗСТ СНГ дает нам эффект масштаба, без которого мало кто станет вкладывать деньги в Украину. Так мы получим самую большую территорию с населением в 283 млн. чел, а также синергетический и симбиотический эффекты.

«Прежде всего, Украине важно не потерять то, что она имеет »

Договор о ЗСТ в рамках СНГ – это, прежде всего, режим и условия. Он предоставляет всего лишь возможность, а не гарантию использовать механизмы для защиты своих интересов. Есть оценка и прогноз правительства Украины, какой позитивный эффект получит Украина от ЗСТ СНГ. Это рост реального ВВП – на 2,5 %, и доходов госбюджета – на 9,4 млрд.гривен (1,2 млрд.дол.). Есть показатели по отраслям. Судя по всему, они высчитывались, исходя из позитивной динамики. Есть ли расчеты негативного сценария?

Вообще-то есть несколько расчетов, исходя из которых предполагаются и разные сценарии в качестве возможных. Есть минимальный, самый неблагоприятный – пессимистический. Есть базовый сценарий – средние показатели. Есть оптимистический сценарий, исходя из лучшей динамики.

Рост реального ВВП на 2,5 % – это оптимистический расчет. Базовый сценарий предполагает – 1,7 %, пессимистический рост – на 0,65%. Но мы исходим из того, что все страны подпишут и ратифицируют этот Договор, и будут выполнять все, что там выписано. То есть закладывается синергетический подход.

Кроме того, все сценарии предусматривают прямой и косвенный эффект. И еще важно – какие ожидания мы заложили. Но все три сценария показывают положительную динамику роста ВВП.

Договор о ЗСТ ничего принципиально не изменил в режиме сотрудничества Украины со странами СНГ по сравнению с тем, что было в рамках двусторонних соглашений: исключения из режима ЗСТ остаются прежними, и больше 70 по разным товарным группам. По сути, мы имеем не зону свободной торговли, а фиксацию существующих проблем.

По импорту у нас изъятия только по одному сахару, а по экспорту – 74 позиции. Хотелось бы без изъятий и ограничений, но у ЕС их еще больше. В Договоре же определены сроки, когда они могут быть сняты, но этот процесс быстро не делается.

Кроме того, в основном, это сырье, отходы металлургии, отходы черных и цветных металлов. С другой стороны нам внутри страны сырье тоже нужно. Или мы сейчас вывезем все сырье, а потом будем ввозить. Ведь самое главное – чтобы мы производили продукцию здесь у себя. В свою очередь, это несет еще и другие функции – наполнение доходной части бюджета, создание дополнительных рабочих мест, решение социальных вопросов.

Да, но ЕС не начинал с ограничений. А Договор о ЗСТ фиксирует ряд нерешенных вопросов. В частности, экспортные пошлины на энергоносители, что для Украины имеет важнейшее значение. Для России это стратегический ресурс, и она никогда не пойдет на снятие ограничений на энергоресурсы.

Пойдет, я в этом уверен. Говорю это, так как нахожусь в переговорном процессе. Россиянам самим это станет выгодно. Потому что без Украины Россия не сможет получить стратегических эффектов.

Когда у нас сейчас такая необоснованно высокая цена на газ, а Россия занимает позицию «не уступим и пяди», то возникают сомнения.

Если бы мы вступили в Таможенный союз, цена на газ была бы порядка 165 долларов. И вообще в первый год мы бы получили дополнительно преференцией на 11 млрд. долл. США. Но по этому вопросу нужно политическое решение. Я не полномочен его комментировать.

У Украины внеблоковый статус и Таможенный союз сейчас не обсуждается. И потом, цена на газ в 540 долларов – по всем параметрам неадекватна для Украины. Тем боле, что в Договоре закрепляется дискриминационный подход для Украины в части пошлины на энергоносители. Если при экспорте для всех потребителей России устанавливается 30 % пошлина, то исключительно для Украины такая пошлина устанавливается по «специальной формуле».

Согласен. Цена на газ для Украины не просто неадекватная, а несправедливая. С такой ценой мы неконкурентоспособны, как результат – может произойти эффект поглощения отдельных украинских предприятий.

Но мы должны исходить из своих национальных интересов и отстаивать справедливую цену. Думаю, все-таки будет найден механизм, позволяющий решить данную проблему для Украины. Мы решим, чтобы, как минимум, на 30 % была снижена цена на газ.

Кроме того, статья 7 документа предусматривает разработку и принятие отдельного соглашения о транзите трубопроводным транспортом на протяжении шести месяцев с момента вступления Договора в силу. Это чрезвычайно выгодный пункт для Украины – открывает возможность для доступа к среднеазиатскому газу, диверсификации источников энергоресурсов.

Есть опасность, что возможности, предоставляемые Договором о ЗСТ, станут предметом интереса, прежде всего, отдельных групп, и выйдут на первое место, по сравнению с интересами государства. По-вашему, как отделить частные политические и бизнесовые интересы от интересов государства?

Разграничить интересы бизнеса и государства можно и нужно. Потому что кланово-олигархическая экономика – это анахронизм. Это экономика дикого капитализма. И у государства есть критерии, которые позволяют выявить, когда бизнес-интересы превалируют над интересами государства и общества. Все эти диспропорции прекрасно выявляет и показывает статистика. Скажем, разрыв между 20 % бедными и 20 % богатыми. Этот разрыв не должен превышать в пять раз. И регулировать все эти механизмы – это функция государства.

Четкий юридический механизм защиты своих экономических интересов – важнейший элемент, который снимает субъективную политическую сторону вопроса. В соглашении указаны несколько инструментов принуждения сторон, нарушающих договоренности, к выполнению обязательств. Процедуры и механизмы ВТО, комиссия экспертов, а также Арбитражный суд СНГ. Как известно, Украина не подписала соглашение об Арбитражном суде. Не будут ли противоречить и накладываться друг на друга эти инструменты?

Нет никакого противоречия в разных механизмах улаживания споров между участниками ЗСТ. В Договоре заложен вариативный механизм разрешения споров. Соглашение предусматривает три метода разрешения споров.

Первый – арбитражный суд СНГ. Второй – процедура ВТО, если оба участника спора – члены ВТО. Третий – через комиссию консультантов-экспертов. Для каждой из стран есть свои инструменты. То, что мы не являемся членом соглашения об Арбитражном суде СНГ, не требует нашего присоединение к нему. Нам вполне достаточно двух последних инструментов разрешения споров.

Вы сказали о необходимости включения Украины в процесс формирования и распределения мировых доходов, каким образом – через Россию, Запад или совмещая оба эти направления – другой вопрос. Какие риски для страны вы видите в этом процессе?

Прежде всего, Украине важно не потерять то, что она имеет. Как только Украина нарушит геополитический баланс – моментально может взорваться ряд проблем. С геополитической точки зрения – это территориальные претензии.

Наша задача – сохранить жизненно важное пространство. Нашу территорию, черноземы, водные ресурсы, очень хорошие климатические условия, коммуникации (выход к морю, воздушное пространство). Не менее важно – обеспечить развитие населения. Когда нет демографического кризиса, когда есть прирост населения, когда возрастная структура правильная, в страну пойдут и инвестиции. Но самое главное – это интеллектуальный потенциал. У нас очень образованное население. Коэффициент грамотности – 98,4 %, это очень высокий показатель. В таких сферах как математика, физика, химия, программирование, информатика – у нас первенство в мире. К примеру, в Киевском политехническом институте – 14 из 17 чемпионов мировых олимпиад по математике и программированию.

Украина должна закрепить свои выигрышные стороны, сформулировать своему потенциалу цену, которую можно будет конвертировать на мировом рынке.

Почему украинцы сегодня бедные? Не потому, что мы глупые или мало работаем. А потому что происходит неэквивалентный обмен. Наши ресурсы недооценены. Мы получаем кредиты по ценам, которые выше нашего уровня рентабельности. И как нам рассчитываться за кредиты, если у нас такой дефицит? В этом смысле ЗСТ с СНГ – это возможность заработать. Одно дело импорт, другое дело – экспорт. Украина, интегрируясь со странами СНГ, станет еще более инвестиционно привлекательной. У Украины большое будущее.

Многие эксперты воспринимают присоединение Украины к ЗСТ с СНГ как шаг к поглощению Украины Россией. Как вы видите дальнейшие процессы интеграции на постсоветском пространстве?

Если у Евросоюза есть пять уровней интеграции, то с СНГ мы не имели еще ни одного. Зона свободной торговли – это только первый уровень интеграции, где Украина ничего не теряет, а наоборот приобретает. А дальше надо смотреть, считать, анализировать и определяться. Нам необходимо двигаться дальше, чтобы не только товары передвигались по СНГ без преград, но и услуги, капитал и рабочая сила. ЗСТ с СНГ не противоречит ЗСТ с ЕС-27,а наоборот укрепляет позиции Украины.

В таком случае у партнеров возникает прямая заинтересованность в том, чтобы не закрываться друг от друга, а наоборот софинансировать друг друга. Тогда мы получим общий эффект. И уже будет вырабатываться какая-то совместная политика по отношению к третьим странам – мы будем союзниками, а не конкурентами.

Я считаю, что у нас в условиях современных вызовов есть очень большие экспортно привлекательные перспективы. И вместе Украина, Россия, Казахстан, Беларусь и другие страны СНГ сделают больше, чем по отдельности. Это убедительно показывают расчеты. Но надеяться надо, конечно же, прежде всего на себя. Наш крест, кроме нас самих, никто нести не будет.

Некоторым, политикам, которые ставят свои амбициозные планы выше целей общественных, хочу сказать, что природа все равно возьмет свое и жизнь рано или поздно все поставит на свои места. Поэтому не нужно терять время, упускать шанс и подвергать неоправданным рискам и ненужным дополнительным испытаниям наши народы.

http://www.interfax.com.ua/rus/exclusive/116047/

31.08.2012

Эксклюзивные интервью

 






Главная страница | Сайт Исполкома СНГ | Органы СНГ | Мероприятия СНГ | Направления сотрудничества



Яндекс.Метрика


Push 2 Check check my pagerank
Интернет портал СНГ www.e-cis.info