Азербайджан
Баку
06:40

Армения
Ереван
06:40

Беларусь
Минск
05:40

Казахстан
Астана
08:40

Кыргызстан
Бишкек
08:40

Молдова
Кишинев
04:40

Россия
Москва
05:40

Таджикистан
Душанбе
07:40

Туркменистан
Ашхабад
07:40

Узбекистан
Ташкент
07:40

Украина
Киев
04:40

ГЛАВНОЕ МЕНЮ

Главная страница
Сайт Исполкома СНГ
Направления сотрудничества
О Содружестве
Органы СНГ
Выборы и референдумы
Информагентства стран СНГ
Наши партнеры
Контакты





Единый реестр правовых актов и других документов Содружества Независимых Государств

Реестр подписанных международных документов о межрегиональном и приграничном сотрудничестве государств – участников СНГ
Перечень конкурентноспособной продукции государств – участников СНГ


ПОИСК ПО САЙТУ
/ Исполнительный комитет СНГ / Председатель Исполнительного комитета / Тексты выступлений, статей и интервью СМИ / Интервью Председателя Исполнительного комитета – Исполнительного секретаря СНГ С.Н.Лебедева журналу "БДМ Банки и деловой мир" (№8 (188) август 2010г.)

Интервью Председателя Исполнительного комитета – Исполнительного секретаря СНГ С.Н.Лебедева
журналу "БДМ Банки и деловой мир" №8 (188) август 2010

"CНГ в новом измерении"

Биография Сергея ЛЕБЕДЕВА во многом типична для человека, «рожденного в СССР». Родился в узбекском городе Джизак, учился в Черниговском филиале Киевского политехнического института, там же, в Украине, служил в армии. Потом профессия разведчика забрасывала его и в Германию, и в США, более семи лет он возглавлял российскую Службу внешней разведки... С октября 2007-го жизнь его проходит не столько в рабочих кабинетах в Минске и Москве, сколько в постоянных разъездах по бывшим советским республикам, ныне — независимым государствам. СНГ — хозяйство сложное, многоплановое и постоянно развивающееся. Особенно в последние годы, когда в Содружестве перестали говорить о «цивилизованном разводе», а взяли курс на строительство единого экономического пространства.

БДМ: Сергей Николаевич, долгое время в общественном мнении роль СНГ сводилась к тому, чтобы по возможности минимизировать последствия развала СССР. Появился даже термин – «инструмент цивилизованного развода». И вдруг, чуть ли не в одночасье, все меняется: вместо развода – активная интеграция. Причем не на словах, а на деле. Что произошло? Неужели причиной всему глобальный кризис?

Кризис, конечно, стал своего рода катализатором, но сам процесс «поменял знак на плюс» все-таки много раньше, и интеграция активизировалась никак не в один момент. Уже к концу девяностых здравомыслящим людям стало ясно, что с «разводом», как говорится, погорячились. Хотя бы потому, что нарушение кооперационных связей привело к коллапсу национальных экономик. На первых порах надеялись на обещанную зарубежную помощь, но, как выяснилось, западному бизнесу невыгодно готовить себе конкурентов — рынок есть рынок... А выживать самостоятельно не всем оказалось по силам, даже наиболее экономически развитые Россия, Беларусь, Казахстан, Украина, Азербайджан испытали на этом пути немалые трудности. Думаю, для многих стала неприятным сюрпризом и потеря политического веса на международной арене. Словом, негативных последствий крушения великой державы оказалось гораздо больше, чем приобретений. И это, полагаю, побудило очень многих пересмотреть свое отношение к потенциалу и перспективам СНГ. Ну, а уж когда разразился мировой кризис, обострились все проблемы: экономические, политические, социальные.

БДМ: Как, по-вашему, Содружество оказалось готовым к этим потрясениям или кризис застал его врасплох?

Здесь сложно дать какую-то однозначную оценку, потому что все-таки СНГ — не единое государство, а именно содружество стран. И кризисные явления проявлялись со своими особенностями. Понятно, что больше пострадали те, чья экономика завязана на международный финансовый и сырьевой рынок: Россия, Казахстан, Украина. С наименьшими потерями вышел из кризиса Азербайджан, относительно спокойно переживают его Узбекистан и Туркменистан. Однако ни одну из наших стран он не обошел стороной. И основные проблемы схожи — сократился доступ к внешним заимствованиям, рухнули биржевые индексы, возникли сложности на внутренних денежных рынках, выросли инфляция и безработица. Не только России, но и нескольким другим странам пришлось девальвировать национальную валюту.

Теперь о том, застал ли нас кризис врасплох... Ну, до конца быть готовыми к подобным потрясениям, наверное, невозможно. Другое дело, что встретить их можно растерянностью или — собранностью. В нашем случае сработал как раз второй вариант. Конкретные антикризисные предложения (по поручению Совета глав правительств Содружества) были разработаны в каждой из стран уже осенью 2008 года, а в декабре их рассмотрели в Межгосударственном валютном комитете и Экономическом совете СНГ. И на этой основе разработан план совместных мер по преодолению кризиса на 2009-2010 годы, который сейчас и реализуется.

БДМ: А кто координирует его выполнение? Ведь, как Вы совершенно верно заметили, и течение кризиса, и глубина его последствий в разных странах различаются. Наверное, сложно согласовать потребности, возможности и конкретные шаги в рамках столь сложного образования, как СНГ?

Непросто, но возможно. Собственно, координация и является главной задачей основных структур Содружества, начиная с исполкома. Тем не менее кризис потребовал дополнительных шагов, потому что не оставалось времени на раскачку и долгие согласования. Решения принимать нужно было в оперативном режиме и на том уровне, который гарантировал бы их выполнение в каждой стране. Поэтому в СНГ почти с начала кризиса действует постоянное совещание министров финансов, министров экономики и глав национальных банков, то есть как раз тех «профильных» руководителей, в сферу ответственности которых и входят обычно антикризисные действия...

БДМ: И, что не менее важно, финансы. Но, кстати, Сергей Николаевич, на пространстве Содружества существует пока только Антикризисный фонд ЕврАзЭС, а кто же поможет оставшимся за рамками евразийского альянса?  

Начнем с того, что ЕврАзЭС ни перед кем дверей не закрывает и готов к приему новых участников, так же как и Евразийский банк развития. Более того, напомню, что, выступая в минувшем году на кишиневской встрече глав государств — членов СНГ, президент нашей страны Дмитрий Анатольевич Медведев подчеркнул, что Антикризисный фонд открыт не только для членов Евразийского экономического сообщества, но и для других стран Содружества.

БДМ: То есть, если у какой-то страны СНГ, не входящей в ЕврАзЭС, возникнет критическая ситуация, она все-таки может рассчитывать на помощь фонда?  

Думаю, да. Конечно, в каждом конкретном случае условия предоставления средств будут обсуждаться особо, но в этом нет ничего необычного, так и в других подобных фондах поступают. Однако надо понимать, что антикризисные меры вовсе не исчерпываются «раздачей денег», непосредственная финансовая помощь — только часть программы. Денежными вливаниями можно снять в лучшем случае остроту проблемы, а вот чтобы ее решить, требуются более масштабные шаги. Например, устранение разнообразных барьеров во взаимной торговле или согласование усилий, которые каждая страна предпринимает для защиты своего внутреннего рынка.

БДМ: А это в принципе возможно? Ведь здесь возникают целые «гордиевы умы» противоречий, потому что, защищая собственный рынок, страна неминуемо вынуждена как-то ущемлять интересы импортеров.

Для этого и существует экономическая дипломатия, потому и говорим мы не просто о защите национальных рынков, а именно о согласовании действий. А противоречия, естественно, возникают. В том числе и потому, что пока нет, например, единых стандартов качества продукции. Вообще проблема единых стандартов — одна из тех, не решив которые трудно двигаться вперед, к зоне свободной торговли, к единому валютному и экономическому пространству. Не случайно в Европейском союзе этим вопросом занимаются последовательно и тщательно.

БДМ: Раз уж мы заговорили о Евросоюзе, хочу спросить Вас, насколько опыт его создания и развития полезен для СНГ? Все-таки и стартовые позиции, и формат этих объединений, что ни говори, отличаются.

Мы уже не раз обжигались, пытаясь пересадить на родную почву зарубежный опыт… Потому что не надо бездумно «пересаживать». Хотя учиться у Евросоюза действительно можно — и нужно многому. Другое дело, что надо ясно себе представлять: его успехи пришли в результате долгой и трудной работы, через споры и компромиссы. Что ж, думаете, полувековое строительство Евросоюза обошлось без противоречий, подобных тем, с какими мы сталкиваемся в СНГ? Согласовать позиции всех государств по всем вопросам одновременно — задача невыполнимая, это мы поняли на собственном опыте. Ничего, кроме «бега на месте», не получается. А Европейский союз продемонстрировал, как можно выходить из ситуаций, казалось бы, патовых. Скажем, не все государства ЕС оказались готовыми «пожертвовать» своей национальной валютой в пользу общеевропейской, но зона евро, тем не менее, существует и развивается, пусть и не без проблем. Точно так же не просто, шаг за шагом, создавалась Шенгенская зона, согласовывалась пограничная политика, снимались таможенные барьеры.

БДМ: Видимо, принципиальным началом нового режима интеграции можно считать создание Таможенного союза России, Казахстана и Беларуси? В том числе , как снимать противоречия, ведь едва ли не до последнего дня оставались опасения, что ТС выйдет в плавание в урезанном составе.

Да, сложности были, но возобладал все-таки здравый смысл. Действительно, создание Таможенного союза — событие знаковое, принципиальный шаг на пути к единому экономическому пространству, которое, мы надеемся, начнет действовать уже с 2012 года.

БДМ: Но речь снова идет лишь о трех странах из одиннадцати. Это не создаст некоторого неравенства, что ли, между «просто» членами СНГ и участниками Таможенного союза?

Вспомним то, о чем мы говорили в связи с Антикризисным фондом ЕврАзЭС — все структуры Содружества открыты для каждой из стран. Однако не все готовы к полноценному участию в них. Помимо преимуществ, которые оно дает, возникает еще и целый ряд дополнительных обязательств, а вот к их исполнению готова пока не каждая страна. Кого-то сдерживают объективные обстоятельства, кто-то попросту присматривается: а что получится? Если хотите, Таможенный союз — это своего рода полигон для отработки новых принципов и инструментов сотрудничества, здесь требуются и готовность, и определенная смелость первопроходцев. Тем не менее, хотя TC делает лишь первые шаги, уже несколько государств СНГ заявили о желании или даже намерении к нему присоединиться.

БДМ: Украина среди них есть?

Давайте не будем торопить события. У президента Украины и его кабинета министров дел сейчас — непочатый край. Нужно выводить страну из кризиса, поднимать экономику, решать социальные вопросы, накопившиеся за последние годы. Естественно, что интеграция со странами СНГ стала для новой власти одной из ключевых задач, тем более, что за минувшие пять лет Украина заметно «отошла» от Содружества.

БДМ: Не было опасений, что она вслед за Грузией уйдет из СНГ?

Приведу вам один факт, о котором не все знают: буквально на другой день после того, как руководство Грузии предъявило ноту о выходе из состава СНГ, последовала еще одна нота — о намерении страны сохранить свое участие в целом ряде соглашений. Так что, хотя юридически Грузия сегодня уже не является членом Содружества, фактическое ее участие продолжается в рамках почти семи десятков договоров и соглашений, в основном экономических.

Если вернуться к Украине, то, конечно, можно было ожидать различного рода политических демаршей. Но ясно было и то, что в стране достаточно людей, обладающих и здравым смыслом, и пониманием перспектив интеграции, и чувством ответственности. Более того, такие люди даже в самую «холодную» пору наших отношений продолжали активно работать в структурах СНГ. Достаточно сказать, что рабочую группу, подготовившую важнейший наш документ — Стратегию экономического развития СНГ, возглавляет заместитель министра экономики Украины Валерий Иванович Мунтиян.

БДМ: Кстати, один из активных и любимых авторов нашего журнала... А скажите, пожалуйста, Сергей Николаевич, местом проведения нынешнего инвестиционного форума не случайно была определена Ялта? Можно ли расценивать этот выбор как знаковый, открывающий новый этап российско-украинских отношений?

Я бы говорил здесь не столько о смене вектора в отношениях двух наших стран (хотя это и чрезвычайно важно), сколько о возвращении Украины к полноценному и насыщенному сотрудничеству со всеми своими партнерами по СНГ. И с этой точки зрения знаковым я считаю предложение правительства Украины сделать Ялту постоянной площадкой проведения инвестиционных форумов. Интерес украинской стороны вполне понятен: экономика страны нуждается в инвестициях. Здесь наработан огромный научно-производственный потенциал, чтобы его реализовать, необходимы серьезные финансовые ресурсы. Да и для инвесторов это неплохое размещение средств, с дальней и надежной перспективой.

БДМ: А как вписывается программа ялтинских форумов в инновационное направление экономического развития СНГ?

Отлично вписывается. Напомню, что тема июльского форума посвящена была финансированию посткризисной экономики, а ее восстановление и развитие немыслимо без инновационной составляющей. Кстати, на недавней встрече здесь же, в Ялте, российский премьер Владимир Путин и президент Украины Виктор Янукович отметили, что успешно развивается сотрудничество наших стран в высокотехнологичных отраслях. Думаю, инвесторов эта оценка подтолкнет к более активным действиям. Хотя и сейчас многие понимают, что нет смысла вкладывать деньги «во вчерашний день», а стоит поддерживать именно прорывные идеи и технологии.

БДМ: Вот только рисковать не все готовы, а ведь инновации — это всегда «прыжок в незнаемое» с отложенным финансовым результатом. У меня, честно говоря, сложилось впечатление, что многим нашим инвесторам милее валютные спекуляции и биржевая игра...

Такая проблема существует не только в России или СНГ, но, думаю, кризис помогает перевернуть пирамиду с верхушки на основание — слишком дорого обошлись мировой экономике такие масштабные финансовые игры.

С другой стороны, инвестора надо, если хотите, воспитывать, выращивать, убеждать. Это ведь тоже искусство — представить проект, внятно рассказать о его перспективах, подготовить экспертизу и грамотный бизнес-план.

К слову сказать, в рамках Года науки и инноваций, которым объявлен в СНГ 2010 год, мы занимаемся как раз этой проблемой, организуя международные конференции, семинары, школы. Например, в марте прошла конференция в Дубне, посвященная научно-технологическому развитию, а сейчас, на базе Объединенного института ядерных исследований, открывается Международный инновационный центр нанотехнологий стран Содружества. Совсем скоро, в августе, в Москве пройдет Международный салон инноваций и инвестиций, где также будут активно участвовать представители СНГ. Эта работа предваряет принятие масштабной целевой программы инновационного сотрудничества до 2020 года, работа над которой должна быть завершена к концу нынешнего года. А такие встречи, как инвестиционные форумы в Вене и Ялте, позволяют инициаторам проектов и инвесторов, как говорится, найти друг друга.

Интеграция со странами СНГ стала для новой власти Украины одной из ключевых задач.

БДМ: Сергей Николаевич, и на венской, и на ялтинской встрече было немало представителей европейских структур. Чем объяснить явно возросший интерес Евросоюза к СНГ?

Думаю, прежде всего тем, что кардинально меняется ситуация на геоэкономическом пространстве, где моноцентрическая модель уступает место новой тенденции, связанной с формированием и развитием региональных рынков. Так что здесь изменения внутри СНГ пришлись как нельзя более кстати — они идут как раз в русле этой тенденции и в данном случае также объясняют интерес к Содружеству. Ну и наконец, полагаю, что в Европе обдумывают пусть и отдаленную, но тем не менее вполне реальную перспективу создания большого экономического пространства...

БДМ: Европа от Атлантики до Тихого океана, как сказал на мартовском форуме Игорь Шувалов?

А почему бы и нет?

 




Главная страница | Сайт Исполкома СНГ | Органы СНГ | Мероприятия СНГ | Направления сотрудничества



Яндекс.Метрика


Push 2 Check check my pagerank
Интернет портал СНГ www.e-cis.info